Статья опубликована в № 640 от 13.05.2002 под заголовком: Злое счастье Пима Фортейна

Злое счастье Пима Фортейна

Всего через день после того, как французы, проголосовав за Ширака, цивилизованно и мирно оборвали восхождение к вершинам государственной власти Жан-Мари Ле Пена, в Нидерландах с политиком такого же толка поступили иначе. Пим Фортейн был убит, получив шесть пуль в грудь и голову.

За всю современную историю Нидерландов ни один политический деятель не погибал от руки убийцы. После стрельбы у радиостанции маленького города Хильверсум полиция арестовала "белого человека голландской национальности". Объяснения его звучат довольно неубедительно. Однако сейчас бесспорно одно: для Нидерландов, а возможно, и для всей Европы убийство Фортейна будет гораздо более сильным потрясением, чем то, что лидер французских правых прошел во второй тур президентских выборов.

Фортейн был не похож на типичного европейца. Он не боялся открыто говорить, что он гомосексуалист, что любит дорогую одежду. По своим взглядам он тоже был нетипичным ультраправым. Он утверждал, что все социальные достижения и знаменитый либерализм Нидерландов, где узаконены и однополые браки, и эвтаназия, и даже марихуана, а больницы финансируются из государственного бюджета, - все это может быть разрушено чужаками.

Решать проблему он предлагал методами крайне нелиберальными - закрыв въезд в страну новым иммигрантам. В принципе, это не что иное, как доведенная до абсурда идея, которую исповедуют ультраправые во многих европейских странах. Однако - сработало. Созданная три месяца назад партия под названием "Список Пима Фортейна" в марте одержала блестящую победу на муниципальных выборах в Роттердаме. Партия Фортейна набрала 34% голосов и потеснила даже Лейбористскую партию, уже многие годы удерживавшую в своих руках бразды муниципального управления.

По результатам последних опросов, к парламентским выборам 15 мая партия Фортейна подходила в составе тройки лидеров. Менее чем через год после выхода на политическую сцену Фортейн, казалось, был в двух шагах от успеха, который сделал бы его весьма влиятельной фигурой в правительстве Нидерландов.

Всякий раз, когда политики подобного толка добиваются успеха, возникает вопрос: что способствовало этому - демократия или демагогия? В Европе всякую победу ультраправых склонны рассматривать сквозь призму 1933 г. "Если начинаешь говорить о проблемах многонационального общества, на тебя сразу лепят ярлыки и называют либо нацистом, либо фашистом", - говорил Фортейн еще пару недель назад. При этом нелишне заметить, что он терпеть не мог, когда его сравнивали с Ле Пеном, которого он называл "мелкобуржуазным националистом". Убийство Фортейна заставляет задуматься, созрела ли Европа для открытых политических дискуссий.

Своей прямотой и резкостью Фортейн нажил немало врагов. В начале нынешнего года он нарушил очередное табу, предложив пересмотреть статью Конституции, в которой идет речь о дискриминации. "Можно сказать так: мы рады приветствовать вас в качестве наших гостей, но при этом вы должны уважать обычаи в нашем доме", - говорил он. Фортейн имеет в виду, комментировали его сторонники, что иммигранты должны уважать законы и традиции своей новой родины.

После того как один из исламских священников, живущих в Нидерландах, высказался против гомосексуальных связей, Фортейн поспешил назвать это лишним доказательством "отсталости" исламской культуры, поправ тем самым либеральные традиции собственной страны, но заработав немало очков в предвыборной гонке.

Популярность движения Фортейна заставила комментаторов заговорить об угрозе знаменитой "открытости" Нидерландов. Однако самих нидерландцев, как и жителей соседних стран, на самом деле беспокоит проблема сохранения национальной самобытности, рост преступности и изменения в демографической ситуации.

После событий 11 сентября самое большое в ЕС число антимусульманских выступлений было зарегистрировано в Нидерландах. В Роттердаме, где 40% населения составляют национальные меньшинства, все заметнее становится процесс сегрегации. Кривая преступности тоже полезла вверх, несмотря на все экономическое благополучие.

Дебаты о том, как помочь недавно иммигрировавшим в страну почувствовать себя дома, сильно запоздали. Фортейн, в отличие от Ле Пена никогда не предлагавший высылать иммигрантов из страны или сгонять их в специальные лагеря, на все лады критиковал неудачную политику, направленную на интеграцию новых граждан, но при этом не выдвигал никаких конкретных предложений. Так или иначе многим избирателям явно импонировало, что Фортейн разделяет их озабоченность по поводу всех этих злободневных проблем.

Фортейн дерзнул повести широкое наступление и на милый европейским политикам принцип "мирного сосуществования", благодаря которому со времен Второй мировой войны правые и левые партии стали все больше и больше походить друг на друга.

Нынешнее левоцентристское правительство Нидерландов пришло к власти в 1994 г. До него у власти находились христианские демократы. Они управляли страной на протяжении последних 77 лет - дольше, чем приснопамятная КПСС.

Когда Фортейн был жив, христианские демократы говорили, что готовы создать с его партией коалиционное правительство. В отличие от Нидерландов крупнейшие партии в Бельгии и Франции стремились всячески отмежеваться от ультраправых.

Фортейн не питал иллюзий и знал, что в демократической стране невозможно реализовать его политическую программу на все 100%. Тем не менее, выдвигая свои идеи, порой скандальные, порой противоречивые, но всегда неординарные, он оживлял и делал богаче политическую жизнь Нидерландов. С уходом Фортейна европейская демократия много потеряла. (WSJ, 7. 05. 2002).

ЧТО УСПЕЛ ПИМ ФОРТЕЙН.

Имя: Пим Фортейн.

Должность: Основатель и лидер партии "Список Пима Фортейна" (Lijst Pim Fortuyn).

Возраст: 54 года (1948 - 2002).

Образование: Амстердамский университет, социология.

Факты биографии: Родился в консервативной католической семье в небольшом городке на северо-западе Нидерландов. В 70-е гг. приехал в Амстердам и поступил в университет. В молодости увлекался марксизмом-ленинизмом. Окончив Амстердамский университет, преподавал социологию в Гронингемском университете. Последние 10 лет выступал в прессе как политический комментатор, написал несколько книг по проблемам общества и политики. За предложение пересмотреть одну из статей Конституции изгнан из ультраправой партии "Нидерланды, в которых можно жить".

Характерное высказывание: "В этой стране не осталось места. По-моему, 16 млн нидерландцев - вполне достаточно".

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать