Мнения
Бесплатный
Михаил Фихтенгольц
Статья опубликована в № 40 от 01.11.1999 под заголовком: Настоящая старинная музыка

Михаил Оверченко: Логика ответственности

В Петербурге прошел Второй Международный фестиваль старинной музыки. Талант организаторов (Британский совет и ансамбль Musica Petropolitana) находить спонсоров калибра British Airways позволил пригласить лучших зарубежных и отечественных музыкантов, выстроить интересную программу, организовать мастер-классы и арендовать лучшие залы с историческими интерьерами.

Цель фестиваля - привить России любовь к аутентичному исполнению.

Этот термин долго заставлял нас пугаться: аутентичное направление, появившееся в Нидерландах в начале 1960-х гг. и декларировавшее исполнение музыки барокко в манере и на инструментах данной эпохи, было слишком непохоже на наши собственные опыты в старинном репертуаре. Однако благодаря отчасти моде, отчасти - репертуарному голоду российские музыканты начали пробовать себя в неизвестном ранее жанре и уже достигли результатов.

Программа фестиваля включала несколько тем: музыка Петербурга XVIII столетия, английская вокальная музыка "золотого века", история фортепиано...

Правда, собственно фортепиано на сцене не было. Зато взору зрителей предстали изящный клавесин и хаммерклавир, на котором играли венские классики, а сейчас Юрий Мартынов.

Клавесин же звучал на открытии фестиваля под руками неуклюжего Ричарда Игарра, но затем инструмент получил гораздо более искусных владельцев в лице голландца Боба ван Асперена и нашего Александра Пуляева.

Организаторы изящно развели по разным сценам отечественных и западных исполнителей, что было правильным шагом.

Терзаемые самыми элементарными проблемами - приобретением нот и инструментов, наши музыканты пока лишь подражают своим западным коллегам, хотя и делают это весьма талантливо. Ансамбль Musica Petropolitana уже несколько лет с успехом претворяет в жизнь проект, связанный с музыкой Петербурга XVIII в., но они скорее исключение, чем правило. Публика же выбирает в фавориты зарубежных музыкантов, что вполне объяснимо.

В этом году любимцами стали двое: контртенор Майкл Чанс, выступивший с ансамблем виол Fretwork, и сопрано Эмма Кирби, приехавшая на закрытие фестиваля со своим постоянным партнером, лютнистом Энтони Рули. Карьера каждого из них представляет собой "программу минимум" любого английского вокалиста: сначала пение в хоре (за плечами Эммы Кирби - Taverner Choir, у Майкла Чанса - Monteverdi Choir), вокальном ансамбле и только потом - сольная карьера. Звучавшие на концертах сочинения "елизаветинцев" Гиббонса, Берда, Дауленда составляют "золотой фонд" обоих вокалистов. Здесь реализуются все их достоинства, такие, как внимание к слову, чистота интонации и филигранность фразировки. Впрочем, это свойственно всей английской музыке недаром Майкл Чанс и Fretwork рискнули поставить в программу сочинение современного английского композитора Джона Тавенера In Nomini, отсылающего к музыке средневековья и Возрождения. По завершении фестиваля англичане выразили желание приезжать в Россию при любой возможности. У Эммы Кирби намечено выступление на "Декабрьских вечерах" в Москве, да и Майкл Чанс уже изъявил желание спеть в российской столице.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать