Статья опубликована в № 71 от 16.12.1999 под заголовком: ПОЛИТЭКОНОМИЯ: В поисках утраченной геополитики

Политэкономия: В поисках утраченной геополитики

Геополитика, искусство художественного черчения на карте мира всевозможных осей, до последнего времени была у нас не слишком популярной. Хотя бы потому, что в тонком деле самоидентификации у России не было особых проблем. Шли болезненные либеральные реформы; страна, по общему убеждению, двигалась в сторону Запада и открытого общества. Вызовы последнего времени заставили политическую элиту России почти радикальным образом переориентироваться: несмотря на то что сломать основы рыночной экономики без большой крови невозможно, внешняя политика и внутриполитическая риторика изменились.

Началось все с вполне невинных игр с недопущением “расширения НАТО на Восток” и закончилось напоминанием Западу о наличии у России ядерного оружия. Впору начать печатать в российских газетах карикатуры Херлуфа Бидструпа образца 50-х гг. и петь с эстрады песенки типа “за гуманизм и дело мира бесстрашно борется сатира”.

Сначала Владимир Путин в традиционной манере высших российских госчиновников смягчил пафос китайского заявления Бориса Ельцина и тем удовлетворил официальную Америку. Однако спустя несколько дней во время весьма символичного и симптоматичного запуска ракеты “Тополь-М” вдруг стал запальчиво доказывать, что Россия не позволит, чтобы с ней разговаривали на языке силы. Пикантность ситуации состоит в том, что для перевода с языка силы на русский даже не нужен толмач. Просто потому, что пока с Россией никто и не думал разговаривать с силовых позиций. Мы не хотим “холодной войны”, но в то же время делаем все для того, чтобы создать приличествующую ей атмосферу.

В политике – как внутренней, так и внешней – родился новый стиль ведения войн. Прямых столкновений, за редкими, но эффектными исключениями, вроде бы нет, зато проводится турнир по политическому “бодибилдингу”. Собственно, вся доморощенная геополитика, все черчение осей и дуг и есть одна большая демонстрация. Подписание и ратификация договора с Белоруссией – это демонстрация. Китайский вояж – из той же жанровой серии. Запуск “Тополя-М” с напутственными словами о “языке силы” – это “боди-билдинг“: практических угроз и вреда нет, а смотреть страшно.

Россия сколько угодно может смещать геополитические акценты в сторону Великой Китайской стены, но сам Китай ведет куда более сложные игры и совершенно не собирается образовывать вместе с Россией отдельный полюс столь полюбившегося Ельцину многополюсного мира. У китайцев хорошие отношения с американцами, они недавно приняты на льготных условиях в ВТО и оказались не в географическом, а в геополитическом смысле гораздо западнее сегодняшней России. И демонстрация мышечной массы “кузькиной матери” с территории Китая всерьез никем не воспринимается.

Столь активно занявшись геополитикой и смещением осей, Россия может оказаться в геополитическом тупике. Крепкие мышцы едва ли могут помочь в самоидентификации. Кто мы, где мы, куда мы идем – эти вопросы остаются актуальными. А компас затерялся где-то в рюкзаке.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать