Политэкономия: Конструктивистский парламент

На дворе февраль, а кабинет министров так и не знает, удалось ли ему сформировать полноценное и лояльное проправительственное большинство в Думе и способен ли в принципе нынешний парламент работать. Думу нельзя назвать конструктивной. Она скорее конструктивистская, построенная в стиле 20-х - с индустриализированными балками и перекрытиями, бессистемно, но по-своему красиво торчащими в разные стороны. Вроде бы конструкция есть, но она явно не достроена, и что выйдет в результате - непонятно.

Правительство вынуждено прокладывать себе законотворческую дорогу на ощупь - карт и навигационных приборов все равно нет. Это в прежней Думе можно было рисовать примерные сценарии голосования по тем или иным вопросам и оценивать договороспособность почти каждого депутата. Сейчас депутаты новые, а значит - не системные. И отношения со многими из них нужно конструировать заново.

Поэтому то, что сейчас будет происходить в парламенте, можно считать тестом или испытательным сроком, итогом которого может оказаться печальный вывод например, о том, что партнер не в состоянии работать вовсе.

Впрочем, в правительстве настроены как никогда агрессивно в хорошем смысле этого слова. 24 февраля на заседании кабинета должен быть рассмотрен план законопроектных работ на весь 2000 г. Кстати, по нему можно будет составить хоть какое-то представление о приоритетах политики загадочного, как Сфинкс, и. о. президента. На законотворческий и лоббистский фронт призваны свежие, но проверенные силы. Например, министром без портфеля - полномочным представителем кабинета в Думе - стал известный юрист, в недавнем прошлом зампред ЦБ Константин Лубенченко.

А для проталкивания налоговой реформы снова понадобился Сергей Шаталов, вернувшийся из частного бизнеса в Минфин.

Иллюзии в отношении ответственности и вменяемости Думы пока не рассеялись. Даже коммунистов в правительстве считают договороспособными. Многие, примеру, полагают, что коммунисты способны смириться с вовлечением земли в гражданский оборот - хотя бы потому, что большинство из них сами землевладельцы. Но одно дело личный интерес, и совсем другое - политический. И здесь кабинет министров, судя по всему, ждут горькие разочарования. К тому же среди левых есть фанатичные экономисты типа Сергея Глазьева, ради своих теорий и моделей способные перекроить и перечеркнуть все прежнее (не то что новое!) рыночное законодательство. А суровый чекистский подход по отношению, в частности, к тем, кто якобы виновен в утечке капитала из страны, может очень понравиться в правительстве, которое не сразу распознает или не захочет распознать весь экономический вред подобного рода законопроектов.

Открытым остается вопрос, сможет ли правительство сотрудничать с "коалицией меньшинства", которая пока еще не распалась, не превратилась в "коалицию большинства" и действует по крайней мере в законотворчестве - согласованно. Дело уже не в политических "разводках", а в принципиально важных для страны документах.

Иначе исполнительная власть увлечется компромиссами с парламентом. А компромиссы рождают политических гермафродитов - вроде того же Земельного кодекса без права купли-продажи земли.

Автор - обозреватель "Известий". Настоящий комментарий написан специально для "Ведомостей"

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать