Статья опубликована в № 378 от 29.03.2001 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Новая безопасность

От редакции: Новая безопасность

Владимир Путин опять никого не обидел. Всем потерявшим высокие посты предложил такие же престижные. Но безопасные. Это у него, похоже, в крови. Вспомните историю с Евгением Наздратенко. Приморье трясло, рыба на аукционах не продавалась. Назначив Наздратенко главой Госкомрыболовства, Путин убил обоих зайцев – теперь и Приморье успокоилось, и биоресурсы расходятся как горячие пирожки. И главное – Наздратенко доволен. Но это пока. Ведь неизвестно, какая судьба уготована его комитету планом реорганизации правительства.

С Советом безопасности еще проще. Ключевая роль у Совбеза есть сегодня – именно на этом слове Путин сделал акцент, объясняя, куда “согласился” перейти Владимир Рушайло. Чтобы бывший пост Сергея Иванова сделать синекурой, не нужно ничего реорганизовывать. Закон о безопасности, определяющий задачи СБ, пестрит выражениями типа “подготовка рекомендаций”, “разработка предложений”. А первой в списке функций совета стоит такая: “определение жизненно важных интересов личности, общества и государства и выявление внутренних и внешних угроз объектам безопасности”. То есть Рушайло будет философом, которого можно слушать, а можно и не слушать. Такую же функцию при прошлом президенте выполнял Олег Лобов, привлекший внимание общественности разве что своей встречей с Секо Асахарой.

Словом, будущее Рушайло куда менее значительно, чем его прошлое. В прошлом он был одной из ключевых фигур системы, созданной предшественником Путина. В версиях о преемнике Ельцина он даже фигурировал в качестве одного из кандидатов. Его нейтрализация не оставляет сомнений в том, что Путин больше не преемник, а новый президент. А назначение главным налоговым полицейским Михаила Фрадкова указывает на то, какой это президент.

Фрадков – торговец. Грамотный, жесткий, эффективный и к тому же государственник, как говорят о нем коллеги. В отличие от своего предшественника он не будет злобно, но безрезультатно ругаться на неплательщиков. Он будет получать с них деньги. Тихо и регулярно. Еще несколько дней назад ФСНП говорила о финансовой амнистии, а Фрадков – о том, как вернуть бежавшие из России капиталы. Не для всех бизнесменов это назначение окажется приятным, хотя стабильность отношений с полицией может компенсировать некоторые неудобства.

Что действительно беспокоит, так это назначение Сергея Иванова министром обороны. Переговоры ему не даются, как показал его недавний визит в Соединенные Штаты, откуда ему вдогонку выслали 50 дипломатов. Буквально на днях секретарь Совбеза напоминал публике, что Россия не брала на себя обязательств не размещать в Калининградской области тактического оружия. В качестве министра обороны он уже будет решать, сколько оружия нужно расположить в анклаве, какого и когда. А как обустраивать транзит через Прибалтику, развивать экспортное производство в Калининграде и договариваться с европейцами собственно об экспорте, будет решать кто-то еще. Суперведомство во главе с Ивановым может стать очагом изоляционистской политики, которая вступит в противоречие с либеральными устремлениями экономических министров.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать