Статья опубликована в № 1309 от 17.02.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Как поправить Путина

От редакции: Как поправить Путина

Те или иные системы выборов в парламент не лучше и не хуже других – как правило, это вопрос традиции. Для англосаксонского мира – Великобритании, стран Британского Содружества, США – характерна традиция мажоритарных выборов, когда население избирает своих представителей напрямую, нередко в один тур. Для континентальной Европы и ряда других стран характерна либо смешанная, либо пропорциональная система парламентских выборов. Есть даже страны, где выборы проходят по единственному федеральному избирательному округу, как первоначально предполагалось и у нас. Это, например, Израиль и Голландия. Но, будучи странами небольшими по площади, они легче могут это себе позволить.

В других странах в ходу иные формы пропорциональной системы. Например, Испания и Ливан выбирают своих депутатов в нескольких многомандатных округах. То есть территория страны разделена на несколько избирательных округов, от каждого из которых в парламент избирается определенное число депутатов. В каждом округе избиратели голосуют за представленные партийные списки, и депутатские мандаты распределяются в соответствии с долями партий по итогам выборов.

Есть и система так называемого единого передаваемого голоса, когда избиратели ранжируют представленные партии и их кандидатов в соответствии со своими предпочтениями, что позволяет по специальной методике расчета определить результат выборов. Столь хитрым способом выбирают, например, депутатов в Ирландии и Эстонии, а также верхнюю палату парламента в Австралии. Наконец, есть пропорциональная система с территориальными группами – именно к этой схеме ведут поправки группы “единороссов” во главе с вице-спикером Олегом Морозовым.

Главное в предложениях Морозова со товарищи – это даже не увеличение числа территориальных групп (с 72 до более чем 100) и не сближение территориального охвата региональных групп с одномандатными округами. Важнее, что меняется принцип заполнения “выигранных” кресел в Думе. Сегодня этот порядок такой: сначала “федеральная тройка”, потом первые номера из всех 72 региональных списков, потом вторые номера и т. д., пока есть места. При этом второй номер даже суперуспешного регионального списка, за который проголосовало значительное число избирателей, будет лишь 76-м в очереди на депутатское кресло. А первый номер из списка, который провалился в своей территории, имеет больше шансов оказаться в Думе. Пропорции оказываются искажены.

Поправки группы Морозова выводят на первый план именно результаты конкретной региональной группы: количество депутатов Госдумы от каждой региональной группы будет определяться в зависимости от количества набранных ею голосов и “проходного балла” (общее количество проголосовавших избирателей, разделенное на 450 мест в Думе). И избиратели могут быть уверены, что если они отдали много голосов за “свой” список, то его представители точно будут в Госдуме. При этом выборы остаются пропорциональными – соотношение депутатов в Думе будет пропорционально их результатам. Единомышленники Морозова называют это исправлением несправедливости. Важными следствиями поправок, по мнению Бориса Макаренко из Центра политических технологий, станет восстановление связи депутатов с избирателями, а также необходимость включать в региональные списки не только послушных, но и тех, кто сможет предъявить избирателям какие-то результаты.

Отказ от прежней системы выборов депутатов едва ли имел смысл с рациональной точки зрения – преимущество смешанной системы как раз в том, что она позволяет сочетать плюсы пропорциональной и мажоритарной систем, тем самым компенсируя минусы обеих. Но решение уже принято. И теперь предложенные поправки выглядят вполне разумно.

Точно так же спустя время появились либеральные поправки президента в законы о митингах и о противодействии терроризму (отмена жестких ограничений для СМИ), предложения по налоговой либерализации. Что это – тенденция пришедшего понимания ошибочности курса и исправление перегибов? Или же просто тактический ход, чтобы выглядеть “подемократичнее”, снизить накал критики, тем самым расширяя поле для дальнейших маневров в русле старого курса?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать