Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1323 от 11.03.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Пора домой

От редакции: Пора домой

Замначальника правового управления компании “ЮКОС-Москва” Светлана Бахмина, арестованная три месяца назад, объявила голодовку, из-за того что ей не разрешают общаться по телефону с детьми – семилетним Григорием и трехлетним Федором. Бахмину задержали 7 декабря и допрашивали в лучших традициях Лубянки образца 30-х гг. минувшего столетия.

В ходатайстве, направленном в Генпрокуратуру Ольгой Козыревой, адвокатом Бахминой, говорится, что после первого же допроса, состоявшегося поздним вечером, она потеряла сознание. В 12 ночи ее привезли в больницу, привели в чувство и в 3 часа утра снова забрали в отделение, где опять допрашивали в отсутствие адвоката до 5 утра, пока женщина снова не потеряла сознание.

В ходатайстве в Генпрокуратуру сообщается также, что все это время Светлану убеждали дать “нужные” показания, после чего обещали сразу отпустить домой к детям. Младший из них в это время сильно болел, но сотрудница “ЮКОСа” не могла ни узнать о его здоровье, ни сообщить семье о своем аресте. За три месяца ей ни разу не позволили позвонить детям. Защита юриста называет все это “психологической пыткой”, запрещенной “Конвенцией против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания” ООН.

По версии обвинения, Светлана Бахмина в 1997–1998 гг. похитила у государства имущество компаний “Томскнефть” и ВНК на общую сумму 8 млрд руб. На тот момент 28-летняя сотрудница “ЮКОСа” не проработала в компании и года, занимала должность начальника сектора договорно-правовой работы и до топ-менеджера, ответственного за принятие сколько-нибудь важных управленческих решений, ей было расти и расти. Любые меры пресечения, включая заключение под стражу, нужны для того, чтобы помешать подозреваемому “продолжить заниматься преступной деятельностью”, уничтожать улики, угрожать свидетелям или скрыться. Восемь человек, проходящих по делу “ЮКОСа”, включая непосредственного начальника Бахминой, главного юриста компании Дмитрия Гололобова, успели уехать за границу и сейчас для следствия недоступны.

Но если следователи думают, что пока они проводят бесконечные обыски и выемки в “ЮКОСе”, Бахмина похитит очередные 8 млрд руб. или тоже сбежит за границу, то что мешает поместить женщину под домашний арест?

Именно об этом просят в своем письме генпрокурора Владимира Устинова коллеги Бахминой из Международной ассоциации юристов, объединяющей 16 000 членов из многих стран мира. А Ассоциация юристов Нью-Йорка призывает того же Устинова вспомнить о “Международном пакте о гражданских и политических правах”, по которому “все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности”.

Вся эта история вызывает очень мерзкие ощущения. Судя по тому, что Бахмину до сих пор не отпустили, никаких “нужных” показаний она так и не дала. Теперь женщина очень похожа на заложницу, при помощи которой обвинение пытается выбить из Ходорковского желаемое признание. У самого экс-главы “ЮКОСа” четверо детей, и они, наверное, тоже иногда болеют, но их мама – на свободе, а мама Гриши и Феди – в тюрьме. Что бы вы, интересно, чувствовали на его месте? Лучшие российские юристы называют дело Бахминой “позором отечественного правосудия” и “надругательством над презумпцией невиновности”, но следователей Генпрокуратуры все это мало волнует. Видимо, для них многочасовые ночные допросы и запреты на общение с детьми – это вполне привычные методы “работы” с подозреваемыми. Или следователи думают, что дети Бахминой тоже могут как-то помешать следствию, запугать свидетелей или уничтожить доказательства маминой вины?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать