Мнения
Бесплатный
Виталий Иванов
Статья опубликована в № 1339 от 04.04.2005 под заголовком: ЧЕЛОВЕК НЕДЕЛИ: Пирамида власти

Пирамида власти

В минувший четверг алтайский краевой совет выразил недоверие губернатору Михаилу Евдокимову. Это решение едва ли принималось без ведома администрации президента, а значит, отставка предрешена.

Артист, создавший образ обаятельного деревенского пьяницы, неожиданно победил на выборах в 2004 г. “столбового” губернатора Сурикова. В этой ситуации виноваты в первую очередь сам Суриков, который фактически не вел избирательной кампании до первого тура, и группа политических инвесторов, которая вела Евдокимова в расчете на захват региона. Только алтайское происхождение мешало назвать самого Евдокимова “оккупантом”.

Но не главное взять банк, главное удержать. За год инвесторы разругались друг с другом и с Евдокимовым, кто-то успел отбить вложения, кто-то нет. А деморализованная в свое время краевая элита (от коммунистов до независимого депутата Рыжкова) очухалась, сплотилась и нанесла ответный удар.

На самом деле проблема не в отдельно взятом Евдокимове и не в нанесенном уроне Алтайскому краю, который оппозиция, как ей и положено, преувеличивает и раздувает.

Можно говорить все, что угодно, про номенклатуру – советскую систему отбора и продвижения руководящих кадров, – но случайных и не подготовленных к управлению людей она не пропускала. В условиях, когда с 1990-х гг. руководителей от сельсовета до региона стали избирать на относительно свободных выборах, а никаких реальных фильтров установлено не было, власти стали домогаться и добиваться все кому не лень.

Мэрами городов и главами районов сплошь и рядом избирались “прибандиченные” коммерсанты или самые настоящие криминальные авторитеты – на это еще в 1990-х гг. махнули рукой.

Но на региональных выборах те же авторитеты и коммерсанты, не говоря уже о крупных корпорациях, до поры старались выдвигать людей “приличных” – опытных хозяйственников с советским бэкграундом, профессиональных политиков. На этом фоне выделялись только главы отдаленных северных или дальневосточных регионов, вроде приморского Наздратенко или ненецкого Бутова. Потом возникла мода избирать военных (братья Лебеди в Хакасии и Красноярском крае, Шаманов в Ульяновской области) или выходцев из спецслужб (Кулаков в Воронеже, Маслов в Смоленске). Большинство из них оказались весьма посредственными руководителями.

На следующем витке во власть двинулись крупные капиталисты (Абрамович на Чукотке, Совмен в Адыгее), их младшие партнеры (Хлопонин, Зеленин) или менеджеры (Золотарев в Эвенкии, Логинов в Корякии). Опыт оказался, мягко говоря, неоднозначным. Каждый новый успех на выборах деятеля, который был прежде либо незнаком избирателям и региону, либо занимался вещами, совершенно отличными от госуправления, вдохновлял и развращал.

Избрание губернатором “скомороха” Евдокимова венчало эту пирамиду, возведенную тщеславием и безответственностью. Нельзя не порадоваться, что ее стали хотя бы перестраивать.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать