Статья опубликована в № 1341 от 06.04.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Индульгенция-2008

От редакции: Индульгенция-2008

Во-первых, никакая национализация активов в строгом смысле этого слова бизнесменам и не грозила. Единственный громкий случай деприватизации – дело Саяно-Шушенской ГЭС – очень напоминал банальный спор хозяйствующих субъектов в лице Олега Дерипаски и Анатолия Чубайса по поводу отпускных цен на электроэнергию для Саянского алюминиевого завода. Причем закончился этот спор не в пользу национализаторов – президиум Высшего арбитражного суда подтвердил законность сделки.

Но дело даже не в этом. Анонсированные Путиным поправки в статью 181 Гражданского кодекса касаются не только приватизации, но и всех ничтожных сделок вообще, включая сделки будущие. И тут нелишним будет вспомнить о доктрине “прогрессивной шкалы”, которой придерживались в разное время правительства разных стран, включая Францию времен Наполеона и США времен Великой депрессии.

Суть этой доктрины сводится к тому, что во времена смуты, беззакония или экономического кризиса ставки налогов и сроки давности по сделкам полезно снижать, а по мере исправления ситуации – увеличивать. Приватизация образца середины 1990-х гг. действительно происходила в смутное время, когда вместо законов действовали указы президента, нормативные акты не регистрировались, не публиковались и к тому же сильно противоречили друг другу.

Придя к власти пять лет назад, Владимир Путин мог первым делом сократить десятилетний срок исковой давности по ничтожным сделкам. Значение этого поступка – и политическое, и юридическое – сложно было бы переоценить.

Но в настоящем правовом государстве, к созданию которого мы вместе с президентом должны стремиться, разумно долгие сроки исковой давности служат своеобразными гарантиями права собственности.

Всякий, кто незаконно завладел чужим имуществом, должен понимать, что в любой момент может предстать перед судом. И все это время его бизнес в силу неопределенности правового статуса будет недооценен, а сам он рискует сесть в тюрьму по смежной статье.

Российское законодательство еще очень далеко от совершенства, но при желании правительство может приватизировать, например, аэропорт “Шереметьево” без откровенных нарушений закона. Для добросовестного покупателя вопрос о сроках исковой давности в данном случае должен быть не очень интересен. А если это будет опять приватизация а-ля 1990-е?

Всякая амнистия старых грехов хороша до тех пор, пока она не превращается в амнистию новых. У государства есть еще много имущества, предназначенного для продажи. Например, “Связьинвест”. Кроме того, нельзя забывать о сделках, связанных с реструктуризацией естественных монополий или, например, со слиянием “Газпрома” и “Роснефти”.

Трехлетний срок исковой давности – как раз до президентских выборов 2008 г. – дает участникам этих сделок карт-бланш на любые действия. Оставляя, правда, открытым вопрос о возможности удлинения этого срока после 2008 г. Интересно, смогут ли владельцы “ЮКОСа” когда-нибудь оспорить продажу “Юганскнефтегаза”?

В этом контексте политические сигналы власти выглядят как-то двусмысленно. Если сроки давности стремятся к нулю – значит, все по-прежнему дозволено. Главное, не ссориться с Кремлем и помогать ему в обеспечении преемственности курса.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать