Статья опубликована в № 1344 от 11.04.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Миллиард терзаний

От редакции: Миллиард терзаний

“Интеко” выиграла конкурс не московского правительства, а Федерального агентства по управлению федеральным имуществом и МГУ. Но дело даже не в этом, а в том, что в России в принципе не существует общепринятых правил, которые регулировали бы отношения чиновника Лужкова и бизнесмена Батуриной.

В том, что компания жены московского мэра поставляет пластиковые сиденья для столичного стадиона “Лужники”, выигрывает городские конкурсы на строительство жилых районов (например, в районе Шереметьево) и получает сразу несколько перспективных участков под гостиницы, нет ничего противозаконного. Более того, ревностно охраняя собственную репутацию, Елена Батурина выигрывает в московских судах иски к журналистам, которые позволяют себе предположить, что статус жены мэра дает конкурентные преимущества на московском рынке недвижимости или что Батуриной легче, например, преодолевать многочисленные бюрократические барьеры в мэрии. Но даже если бы кому-то удалось доказать, что Лужков помогает жене в бизнесе, это характеризовало бы его скорее как хорошего семьянина, чем как плохого чиновника. Во всяком случае, в России нет закона, который внятно объяснял бы мэру, что делать в ситуации конфликта интересов, зато есть Семейный кодекс, который обязывает Лужкова помогать Батуриной в бизнесе. А как иначе трактовать ст. 31, которая гласит, что супруги должны строить отношения “на основе взаимопомощи”, а также “содействовать благополучию семьи”, “заботиться о благосостоянии” и пр.

В свое время депутаты Госдумы пытались принять Кодекс поведения госслужащих, частично списанный с аналогичного документа ЕС. В последнем говорится, например, что государственный служащий не должен допускать, чтобы его частные интересы сталкивались со служебными обязанностями.

Причем конфликт интересов недопустим, каким бы он ни был – “реальным, потенциальным или могущим оказаться таковым”. И если применить европейский кодекс к российской действительности, то Батуриной не следовало бы работать на московском рынке хотя бы потому, что кому-то может показаться, что муж помогает ее бизнесу. Потому что подобные подозрения – обоснованны они или нет – подрывают доверие общества к власти.

Кодекс этики депутаты так и не приняли, а вместо него в 2002 г. вышел указ президента “Об утверждении общих принципов служебного поведения государственных служащих”, гласящий, что при угрозе возникновения конфликта интересов чиновник должен немедленно сообщить о нем непосредственному руководителю и выполнить его решение. Но что делать в щекотливой ситуации тому же Юрию Лужкову, все равно непонятно. То ли перед каждым конкурсом по распределению земельных участков под застройку ставить вопрос о доверии перед президентом, то ли устраивать сеанс спиритической связи с Юрием Долгоруким.

Конечно, нужно быть большим идеалистом, чтобы полагать, что кодекс этики способен сильно изменить мир к лучшему. Но некоторое согласие общества в вопросе отношения личного и служебного в любом случае не повредило бы. Может ли депутат Государственной думы лоббировать выделение бюджетных денег банку, которым руководит его сын? Могут ли городские власти покупать пластмассовые новогодние елки у жены мэра? Может ли супруга министра здравоохранения заниматься импортом лекарств и медицинского оборудования? “Каждый из супругов свободен в выборе рода занятий, профессии”, – скажет на это Семейный кодекс. А если решать вопрос не по-семейному?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать