Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1352 от 21.04.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Никогда не поздно

От редакции: Никогда не поздно

Если налог не уплачен вовремя, на него начисляется пеня из расчета ставки рефинансирования ЦБ, которая компенсирует государству экономический ущерб от невынужденного “кредитования” недоимщика. А чтобы наказать нарушителя, в кодексе предусмотрены разнообразные санкции. Например, неуплата налога карается 20%-ным штрафом, а умышленная неуплата – 40%-ным. При этом для неплательщиков-”рецидивистов”, которые нарушали закон неоднократно, суд может увеличить размер штрафа на 100%. Поэтому в деле “ЮКОСа” штрафы достигли рекордных 80% и вместе с пеней значительно превысили сумму основного долга (штрафы – $7,1 млрд, пеня – $3,8 млрд, налоговые претензии – $9,8 млрд за 2000–2003 гг. без учета обязательств “дочек”). Причем трехлетний срок давности не помешал налоговикам выставить компании штрафы и за 2000 г. Судья Гречишкин эти претензии удовлетворил, сославшись на то, что предусмотренный законом срок давности распространяется только на “добросовестных” налогоплательщиков.

Теперь эту спорную позицию может подтвердить КС, что откроет перед налоговиками принципиально новые возможности, ведь штрафы за некоторые правонарушения вообще не ограничиваются верхней планкой. Прекрасный пример тому – дело певицы Галины Поляковой, которая в споре с налоговиками тоже дошла до КС. В 1999 г. она продала земельный участок и половину жилого дома, которые получила в наследство от родителей в 1994 г. Через три года ее вызвали в налоговую полицию и потребовали подать декларацию, после чего налоговики добавили к сумме налога (144 898 руб.) штраф в размере 346 740 руб. (30% плюс 10% за каждый полный и неполный месяц начиная со 181-го дня, истекшего после предусмотренного на подачу декларации срока).

Конечно, незнание законов не освобождает от ответственности, но в случае с певицей Поляковой налоговикам гораздо выгоднее спохватиться за несколько дней до истечения срока давности, чем сразу после нарушения (что, собственно, и произошло). А отмена сроков для “недобросовестных” налогоплательщиков и вовсе способна превратить надзорную работу ФНС в бизнес с 80%-ной рентабельностью. Ведь чем позже они обнаружат нарушение (вызванное, например, различным трактованием закона), тем больше вероятность “рецидива”, т. е. повторения этого нарушения из года в год. Тем более что профицит бюджета вполне позволяет с предъявлением крупных претензий подождать, пеня обеспечивает автоматическую индексацию налога с учетом инфляции, а штраф превращается в чистый выигрыш. Причем более или менее легальные способы ворошить события многолетней давности остаются у налоговиков до сих пор. Во всяком случае, в НК нет прямого запрета на то, чтобы, повторно изучив залежавшиеся в инспекции материалы проверки за какой-нибудь 1999 г., выставить компании новые требования.

О справедливости трехлетнего срока давности можно, конечно, спорить, но проблема в том, что налоговое законодательство остается достаточно противоречивым и вина “рецидивистов” не всегда очевидна. Тем более что юристы и судьи сильно путаются даже в том, как рассчитывать действующий трехлетний срок. Одни считают, что он не должен истечь до того момента, пока налоговый орган не выставит плательщику штраф. Вторые – до тех пор, пока инспектора не обратятся в суд. Третьи – до решения суда, а четвертые – до его вступления в законную силу. Собственно, именно об этом спорит со своей инспекцией певица Полякова, которая совершила правонарушение еще в 2000 г. Применение срока давности только к “добросовестным” налогоплательщикам сделает закон еще противоречивее, а судебную практику – разнообразнее. Писать о ней будет еще интереснее, но деловой климат от этого явно не улучшится.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать