От редакции: Ложь и статистика


Росстат отказывается делиться с Федеральной антимонопольной службой информацией об объемах производства конкретных предприятий. Статистики считают эти данные конфиденциальными, а их коллеги из ФАС думают иначе и надеются склонить на свою сторону законодателей.

На первый взгляд спор двух ведомств – типичнейший пример войны добра со злом. Государственная статистика нужна для того, чтобы на основе правдивой информации о происходящем в стране правительство могло принимать адекватные управленческие решения, а не для того, чтобы облегчить жизнь контролирующим органам. Поэтому первичная статистическая информация – то есть данные о конкретном предприятии, от него же полученные, – по определению должна быть конфиденциальной. В противном случае добиться правдивости этих данных не помогут никакие штрафы (тем более что в России они низкие – от 3000 до 5000 руб. за предоставление недостоверной информации). К тому же по закону чиновники ФАС вправе сами запрашивать интересующие их цифры непосредственно у предприятий, так что услуги тайных агентов из Росстата им нужны главным образом для того, чтобы сверить показания компаний с официальной статистикой. А какой в этом смысл, если статистика все равно липовая?

С другой стороны, отказываясь сотрудничать с антимонопольным ведомством, статистики действуют на свой страх и риск, ведь в России до сих пор нет закона, в котором внятно объяснялось бы, в чем заключается их миссия (первую версию закона “Об официальном статистическом учете в РФ” Госдума приняла еще в 1999 г., но его сначала отклонили сенаторы, потом президент, после чего депутаты сняли документ с дальнейшего рассмотрения). Поэтому в споре с ФАС чиновникам Росстата приходится ссылаться на “общепризнанные принципы, закрепленные статистической комиссией ООН”, а также на опыт США, где потребовать от чиновников первичную статистическую информацию не может даже президент.

Собственно, за примерами совершенно необязательно ходить за океан. Даже в Белоруссии, которая не особенно стремится следовать международным стандартам, первичные данные охраняются законом и получить их можно лишь с письменного согласия респондента (во всяком случае так говорится в новом республиканском законе “О государственной статистике” от 28 ноября 2004 г. № 345-З). Зато украинские статистики делятся данными с антимонопольными органами, а в Казахстане они конфиденциальны и не могут использоваться контролирующими органами, “если иное не предусмотрено действующим законодательством”.

В июне российское правительство рассмотрит базовый законопроект о статистике, который поставит точку в споре двух ведомств. Конечно, законодательной защиты статистической тайны еще недостаточно, чтобы сделать респондентов максимально откровенными. Банковская и налоговая тайны тоже охраняются законом, тем не менее базы данных о доходах физлиц и о банковских проводках благополучно утекают из ЦБ и МНС на черный рынок. Но позаботиться о достоверности статистической информации правительству рано или поздно все равно придется. Ведь принимая важные экономические решения “на ощупь”, трудно надеяться на серьезный успех.