Статья опубликована в № 1384 от 08.06.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Неприкрытая тайна

От редакции: Неприкрытая тайна

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Трудно сказать, кого мы стремимся застать врасплох сейчас. Завеса секретности вокруг расходования военной части российского бюджета подрывает экономическую основу, а значит, и остатки боеспособности российской армии. Со времен Сталинграда и Курской дуги методы шпионажа шагнули далеко вперед. В соответствие с ними давно должна быть приведена и политика секретности: прятать только то, что имеет смысл прятать.

Современное оружие – сложная, высокотехнологичная продукция. Для разработки и принятия на вооружение новой техники, как правило, нужно несколько лет. А, например, в судостроении годы уходят только на производственный цикл. Сейчас многие предприятия ВПК уже превратились в весьма эффективные компании с продвинутым менеджментом. Но как наладить нормальное финансовое и бизнес-планирование, если контракты заключаются всего на год и с финансированием из бюджета на следующий год полная неясность? При этом объемы ежегодных закупок так малы, что рентабельность производства оказывается отрицательной.

Переход на трехлетние контракты при закупках вооружений и рост гособоронзаказа – логичный и нужный шаг. Однако это необходимое, но не достаточное условие наведения порядка в закупках военной техники. Позитивные сдвиги со стороны Минфина и производителей есть, а со стороны Минобороны – нет.

Детализация военной части расходов бюджета минимальна, все закупки военной техники и расходы на перспективные разработки (НИОКР) засекречены. Но неэффективность системы видна невооруженным глазом даже сквозь секретность. Объем гособоронзаказа в 2005 г. в номинальном выражении – 180 млрд руб. – уже сравним с экспортной выручкой от продажи оружия за рубеж.

При этом в физическом выражении речь идет о покупке буквально единиц танков, модернизации нескольких самолетов и приобретении пары стратегических ядерных ракет.

При этом интересен опыт США – нашего бывшего противника по холодной войне, который сейчас озабочен вопросами безопасности прежде всего в контексте борьбы с терроризмом. Еще в 1961 г. американские власти во главе с Джоном Кеннеди определили приоритет эффективности над секретностью. В то время под руководством бывшего топ-менеджера компании Ford Роберта Макнамары была создана система военных закупок, ориентированная на результат.

Важнейшая черта этой системы даже не принятый в бизнесе подход к бюджетному планированию с гибкими временными горизонтами и обоснованием запросов со стороны Минобороны. Главное – открытость для независимого анализа обоснованности тех или иных закупок и расходов на них, что позволяет обеспечить эффективный общественный контроль. Хотя секретность в особо чувствительных сферах, конечно, сохраняется.

На сайте Минобороны США по адресу http://www.asafm.army.mil/budget/fybm/fybm.asp любой может оценить, сколько и какой техники купила армия США за последние финансовые годы. Материалы сенатских слушаний обоснованности тех или иных закупок армии США – как, например, выбор колесного БТР вместо гусеничного – также доступны публике. По соображениям военной тайны закрыты лишь конкретные цифры характеристик техники, что не мешает оценить обоснованность и эффективность расходов.

В мутной воде интересно ловить рыбу, а не воевать. Отсутствие контроля за расходами и ответственности за их неэффективность, оправдываемое секретностью, не повышает обороноспособность страны. Скорее, наоборот, ставит ее под угрозу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more