Статья опубликована в № 1403 от 06.07.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Русские ответы

От редакции: Русские ответы

Основу опроса, проведенного “Левада-центром” в июне, составили вопросы, которые не были заданы гражданам в ходе неслучившегося референдума. И если следовать мнению народному, то землю под промышленными предприятиями следовало бы национализировать, шкалу подоходного налога вновь сделать прогрессивной, а государству нужно было бы вернуть гражданам сбережения, “сгоревшие” в результате рыночных реформ начала 90-х. Минимальный размер заработной платы следовало бы уравнять с прожиточным минимумом, коммунальные платежи не должны были бы превышать 10% совокупного дохода каждой семьи, а Анатолий Чубайс вместо реформы электроэнергетики должен был бы заняться деприватизацией всех электростанций.

По данным “Левада-центра”, эти предложения поддерживают подавляющее число жителей страны: за прямое избрание губернаторов высказались 81% опрошенных, за отмену закона о монетизации – 79%, за восстановление дореформенных сбережений – 91% и т. д. Разница только в том, что результаты социологического опроса способны разве что испортить кому-нибудь настроение, тогда как решения, принятые на референдуме (если за них проголосовали более половины его участников), являются общеобязательными и действуют на всей территории страны. А если для их реализации требуется принять какой-нибудь закон, то правительство обязано подготовить его в трехмесячный срок.

Вряд ли результаты опроса “Левада-центра” способны кого-то удивить. Негативное отношение граждан к монетизации льгот или частной собственности на землю (если, конечно, речь идет не об участках под их личными домами или дачами) известно давно.

А на вопросы о том, нужно ли повышать МРОТ и базовый размер трудовой пенсии и должно ли школьное образование быть бесплатным и общедоступным, дать отрицательный ответ можно только из большой нелюбви к организаторам референдума.

Заключение Центризбиркома, забраковавшего 15 из 17 коммунистических вопросов, не выдерживает критики даже отдельных членов комиссии. Большинство вопросов отсеяли под тем предлогом, что положительные ответы на них потребовали бы внесения изменений в федеральный бюджет. Но, как отмечает в своем особом мнении член ЦИК Евгений Колюшин, речь идет о поправках в гипотетический бюджет будущих периодов, который еще не принят, который физически не существует. И ничто не мешает его будущим авторам учесть мнение граждан при его будущей подготовке.

Наверное, в чем-то Центризбирком можно понять. Они, как и члены правительства, не хотят никакой национализации земли или электростанций. Сразу после бесланской трагедии 84% граждан, по данным ВЦИОМ, выступали за отмену моратория на смертную казнь, но означает ли это, что депутатам необходимо было срочно проводить всенародный референдум и отменять по его итогам мораторий, игнорируя все международные договоренности? Можно ли в принципе считать нормальной ситуацию, когда 90% населения хотят одного, а власть делает другое?

Сами граждане, судя по всему, считают такую ситуацию вполне допустимой – во всяком случае, лишь 24% опрошенных считают, что России нужна такая же демократия, как в развитых странах Европы и Америки, а 45% убеждены, что российская демократия должна быть “совершенно особенной”. При этом 83% респондентов утверждают, что сейчас власть в России находится у узкого круга лиц, неподконтрольных народу. И ответы на вопросы “квазиреферендума” наглядно подтверждают этот тезис.

То есть граждане прекрасно понимают, что власть действует не в их интересах, и, в принципе, готовы высказать свое “особое мнение” вежливым социологам, но вот отстаивать его на митингах и пикетах явно не настроены. Чиновники ЦИК, в свою очередь, тоже прекрасно это понимают и не дают провести референдум по основаниям, в которые не верят сами, потому что граждане все равно не будут за него бороться. И при желании это можно даже назвать общественным договором – только не таким, как в Европе и США, а “совершенно особенным”.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать