Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 1409 от 14.07.2005 под заголовком: ПРОЕКТ-2008: Собственность – ключ к успеху

Конъюнктура: Собственность – ключ к успеху

В управлении можно выделить две базовые модели поведения. Первая предполагает следование за событиями и реагирование на возникающие проблемы по мере их появления. Подобная тактика “латания дыр” весьма характерна для российского госуправления, как, впрочем, и для части российского бизнеса. Иной подход – это подход проектный, когда мыслить приходится в категориях реализации долгосрочных стратегических планов. Для этого необходимо четкое целеполагание, а также аккумулирование необходимых ресурсов.

Второй путь выглядит более перспективным, и при первом приближении кажется, что российские властные структуры овладели им в совершенстве. Действительно, писать программы у нас в правительстве и других органах власти уже научились – хоть на год, хоть на 15 лет вперед. Но мыслить в проектных категориях – еще нет. Программы пишут прежде всего для галочки или лоббистских целей. И удивляться большим горизонтам планирования не приходится. Ведь, скажем, если написать программу развития чего угодно до 2020 г., то, когда тот год все же наступит, никто и не вспомнит авторов грандиозного документа. Да и сами авторы будут заниматься уже другими материями. Так что ругать будет некого и некому. Понятно, почему все долгосрочные госпрограммы устаревают практически моментально и выглядят заведомо неисполнимыми.

Однако есть один проект, который может выполнить для наших элит обучающую функцию. Это пресловутый “проект-2008”, о котором много сказано и будет сказано еще больше. Но хотелось бы обратить внимание не на возможные фигуры преемников, а на то, что вопрос о передаче власти в России будет решаться именно в терминах конкуренции стратегических проектов, а роль руководителя тендерной комиссии будет отведена президенту Путину. Но для того, чтобы иметь возможность победить, нужно предъявить свое видение развития государства в среднесрочной перспективе, а также наличие ресурсной базы. В этом плане конкурирующим сторонам уже сейчас нужно аккумулировать ресурсы для того, чтобы не оказаться аутсайдерами в процессе глобального передела власти в 2008 г.

Основные участники административного рынка начали игру с нулевой суммой – победителю нужно не просто расширить свой ресурсный потенциал, но и лишить его конкурента. И один из главных ресурсов в этой борьбе – собственность. Можно предположить, что российские элиты начинают жить по закону сохранения собственности, который есть не что иное, как переложенный закон сохранения вещества Ломоносова: если у одной элиты объем контролируемой собственности убывает, то у другой – обязательно растет.

Основные зоны передела

После послания президента Путина Федеральному собранию активно обсуждалась идея межэлитного компромисса, суть которого заключалась в том, что дело “ЮКОСа” признавалось единичным случаем, исключением из правил, и фиксировалось нынешнее статус-кво, в том числе в отношении крупной собственности. Однако в реальности ситуация выглядит иным образом. Опять же потому, что в борьбе за 2008 г. не может быть двух победителей. Номенклатурно-политические группировки начали марафон, но бежать им предстоит еще три года. И те, кто пока отстает, могут сделать рывок. Но для этого им нужен допинг в виде контроля за все новыми экономическими активами. Поэтому мы видим активный процесс передела собственности (или же подготовки к нему) практически во всех ведущих российских отраслях. Причем в каждой отрасли применяются разные технологии отъема и его обоснования. В нефтегазовом секторе наблюдается усиление госкомпаний через “доедание” активов “ЮКОСа”, борьбу за “Сибнефть”, все более тесную дружбу “Газпрома” и “ЛУКОЙЛа”. Но главный процесс – объединение “Газпрома” и “Роснефти”: да, план полного слияния компаний пока отложен, но ведь объединение в одну компанию 10,74% акций “Газпрома” и всей “Роснефти” нельзя назвать иначе чем “ползучей интеграцией”. Вопрос только в том, кто же будет основным бенефициаром данного процесса. Так что в нефтегазовой области активность проявляют и либералы, и силовики.

Под схожими лозунгами укрепления государства идет усиление позиций либералов в алмазном комплексе. В лесной отрасли очень серьезный передел ожидается после принятия нового Лесного кодекса. В металлургии продолжается осада Магнитогорского металлургического комбината. В связи так и не найден окончательный компромисс между “МегаФоном” и “ВымпелКомом”, и эти противоречия накладываются на обещающую быть очень жаркой приватизацию “Связьинвеста”. В банковском секторе в любой момент могут повториться события прошлого лета, когда передел активов едва не вызвал серьезнейшего кризиса. Все эти процессы явно выходят за рамки спора хозяйствующих субъектов и напоминают скорее спор субъектов политических.

Апельсины против лимонов

Картина была бы неполной без внешнего контекста. Ведь в борьбе за победу в 2008 г. важен любой ресурс, в том числе внешнеполитический и внешнеэкономический. В этом плане не стоит удивляться, если к борьбе за передел российской собственности подключатся иностранные участники. Так что нет ничего удивительного в том, что в последнее время в Россию зачастили иностранные бизнесмены. Был десант американских и немецких инвесторов, деловые круги были представлены и в делегации председателя КНР Ху Цзиньтао.

Многие убеждены, что иностранцы решили своими глазами посмотреть, можно ли вкладывать в Россию деньги после вынесения приговора Ходорковскому. Однако позицию западных СМИ нужно разводить с мнением делового сообщества, которое гораздо трезвее понимает ситуацию в России. Думается, что здесь вопрос в другом.

С одной стороны, вопрос государственного суверенитета для России становится все более болезненным. Но, с другой – понятно, что экономика России не сможет развиваться без капитальных вложений из-за рубежа. Россия интересна для иностранцев хотя бы как сырьевая кладовая. Они готовы вкладывать сюда средства, покупать собственность, но их не может не волновать вопрос ее легитимности. Они хотят гарантировать себя от угроз передела в будущем. Сделать это можно только одним путем. Иностранцы готовы на роль “младшего партнера” в российский проектах. Но им важно сделать правильный выбор, какая же из элит будет их “старшим товарищем”. Иными словами, им нужно предугадать победителя “конкурса проектов – 2008”. Это и является их главнейшей задачей, а вовсе не изучение состояния демократических свобод и степени авторитарности действующей власти.

Запад, Восток

Либеральный лагерь традиционно был ближе к западному миру, что полностью вписывается в стратегическую линию либералов на включение России в глобальный мир, живущий по общим правилам. Поэтому близкие этой номенклатурной группировке компании особенно активно развивают сотрудничество с Европой и США. Например, активно обсуждается реализация Северо-Европейского газопровода, нефтепровода из Харьяги (в Республике Коми) до Индиги в Белом море, развитие Штокмановского проекта с возможным выходом российского сжиженного природного газа на американский рынок. Отметим, что для “старого” бизнеса, озабоченного сохранением имеющихся активов, кооперация с западными компаниями является и частью секьюритизации собственности. Отсюда и резкий рост интереса к размещению акций на биржах, и продажа долей западным фирмам, и недавние рассуждения руководства “Альфа-групп” о возможности обменять свои телекоммуникационные активы на миноритарную долю в большом международном операторе.

Силовая элита оказалась в более сложном положении. Для них всегда было характерно восприятие внешнего окружения как серьезной опасности. Они долго жили в психологии “осажденной крепости”. Однако, видя попытки конкурентов найти себе внешних союзников, силовики вынуждены отвечать аналогичными действиями. Но на Западе найти “младших партнеров” им будет непросто, особенно с учетом их имиджа. Но есть еще и Восток, где находятся динамично растущие Китай и Индия. И хотя тот же Китай рассматривается частью силовой элиты как потенциальный и очень опасный геополитический противник, другого выхода у них нет. Тем более что определенные контакты с Китаем и Индией уже наработаны – ведь это крупнейшие получатели российского вооружения. Буквально на днях, скажем, был заключен контракт на поставку в Китай реактивных двигателей, которые будут установлены на китайских истребителях.

Контакты близких к этому лагерю компаний могут выйти за рамки военно-технического сотрудничества. Так, этим летом “Роснефть” подписала соглашение о долгосрочном сотрудничестве с Китайской национальной нефтегазовой корпорацией, а также протокол о создании совместного предприятия с Sinopec в целях проведения совместной геологической разведки и изучения Венинского блока (одно из месторождений в рамках проекта “Сахалин-3”). Если силовики окончательно сделают ставку на Китай и Индию, то можно попытаться дать прогноз относительно исхода намеченной приватизации 49% “Роснефти”. Именно нефтяные компании Китая и Индии можно рассматривать в качестве вероятных миноритариев “Роснефти”. Забавно и то обстоятельство, что силовые ведомства готовятся охранять еще не существующий восточный нефтепровод. Так, в начале июля прошло совместное специальное учение Минобороны РФ и компании “Транснефтепродукт” – “Стратегическая магистраль – 2005”.

Интрига становится еще более интересной, если учесть, что энергоресурсов не хватит на западное и восточное направление экспорта. Например, проектируемый восточный трубопровод (Тайшет – Сковородино, первая ветка Восточной трубопроводной системы) можно будет заполнить только в том случае, если на первом этапе нефть придется брать из Западной Сибири, т. е. снимать ее с европейского направления экспорта. Поэтому неудивительно, что “Роснефть” выступает активным лоббистом восточного проекта, а либеральные ведомства тормозят проект – например, Министерство природных ресурсов видит в нем экологическую угрозу.

Так что российская политика вполне может стать частью глобальной геополитической игры между Западом и Востоком. Для российских элит – это и вызов, и возможность. Задачи становятся все более многофакторными. Значит, можно рассчитывать на то, что элиты попытаются изменить свой стиль мышления и проект получения власти в 2008 г. перерастет в проект ее реализации.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать