Статья опубликована в № 1414 от 22.07.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Аппетит хороший

От редакции: Аппетит хороший

Исследование фонда “ИНДЕМ”, посвященное коррупции в России, указывает на две разнонаправленные тенденции. Денежные показатели “рынка коррупции” растут, причем темпы его роста в бизнес-среде просто ошарашивают. В то же время количественные показатели – количество взяток, готовность граждан и бизнеса давать взятки – снижаются. Интересно, что важнее с точки зрения системности явления – готовность давать или желание брать?

По мировым стандартам и, в частности, согласно принятой Советом Европы “Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию”, которую Россия подписала в 1999 г. и собирается наконец ратифицировать осенью, коррупция определяется прежде всего по содержанию действий, а не по сумме и/или характеру полученного за них вознаграждения. В самой конвенции вообще нет ни одной цифры или суммы.

В большинстве законодательств мира конкретные суммы, выше которых подарок становится взяткой, не оговариваются. Российский Гражданский кодекс (ст. 575) разрешает дарить чиновникам, врачам, медсестрам, учителям, соцработникам и другим бюджетникам подарки стоимостью не дороже пяти МРОТ (500 руб.). Но Уголовный кодекс (ст. 290, п. 7) говорит, что если “подарок” предшествовал действиям должностного лица либо если такие действия были обусловлены последующим вознаграждением в виде “подарка”, то это уже взятка. То есть коробка конфет, преподнесенная врачу после лечения за быструю профессиональную помощь и приятную улыбку, – подарок. Та же коробка или ее обещание до процедур – уже взятка. С точки зрения определения взятки не имеет значения и законность или незаконность действий или бездействия взяткополучателя – в последнем случае он просто совершает сразу два преступления.

Хочется верить, что степень готовности давать взятки более существенна, чем их сумма. И в этой сфере исследование “ИНДЕМ” констатирует некое улучшение ситуации – среднее количество взяток в сфере бизнеса упало примерно на 20%, бытовых – на 25%. Готовность к бытовой коррупции также снижается (53,2% против 74,7% в 2001 г.).

Это значит, что главный двигатель коррупции – чиновничий аппетит. “ИНДЕМ” это подтверждает: “риск взятки” в бытовой сфере – фактически желание и возможность чиновника требовать ее – вырос с 2001 г. на 36%, растет и коррупционное давление на бизнес. Это не общество больно, это слуги государевы потеряли всякий стыд и убеждены в своей безнаказанности.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать