Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1448 от 08.09.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Пролетарии мимо

От редакции: Пролетарии мимо

Зарплаты в “Славнефть-Мегионнефтегазе”, сотрудники которого гозятся с помощью забастовки требовать повышения зарплаты, не ниже, чем в “ЛУКОЙЛе” или ТНК. Мировая цена на нефть тоже одинаково высока для всех экспортеров, так что теоретически повод для обиды есть у работников каждой нефтяной компании. При этом нефтяники далеко не самые малообеспеченные граждане России. По данным Росстата, в 2004 г. они получали в среднем 23 725 руб. в месяц. Работники электроэнергетики зарабатывали 8060 руб., машиностроения – 6685 руб., угольной промышленности – 10 418 руб. Больше нефтяников зарабатывают только газовики – 33 747 руб. в месяц. Так что поводов для недовольства у энергетиков и угольщиков гораздо больше, чем у сотрудников “Славнефть-Мегионнефтегаза”. Шахтеры, кстати, бастуют довольно регулярно. На момент сдачи номера в печать 18 горняков из Шахтерска Сахалинской области продолжали находиться в заброшенном забое на глубине 140 м под землей (они спустились в шахту еще 30 августа и требуют немедленного погашения долга по зарплате).

Другое дело, что сильных профсоюзов в западном понимании этого слова, которые сумели бы добиться не разовой выплаты зарплаты, а существенных улучшений на много лет вперед, в России никогда не было и нет до сих пор. При советской власти профсоюзы как-то пытались бороться за права работников только с 1921 по 1928 г., т. е. до начала первой пятилетки. Впоследствии профессиональные объединения играли роль собесов, и вся их деятельность сводилась к распределению путевок для работников или, например, льготных проездных билетов для студентов. При этом членами рабочих объединений были все сотрудники предприятия без исключения, в том числе директор и главный бухгалтер.

Российским профсоюзам есть чему поучиться. Например, американские автопроизводители Ford и GM, продажи которых падают, а убытки растут из года в год, не могут провести реструктуризацию и сократить затраты на персонал. Ведь сразу после увольнения сотрудники автокомпаний получают 95% чистой зарплаты за счет системы госстрахования безработных и прежнего работодателя. И если через 48 недель уволенный сотрудник не найдет работу или не вернется на прежнее место, он может получать прежнюю зарплату целиком за счет работодателя до достижения пенсионного возраста (правда, чтобы получить такое право, нужно сначала проработать на предприятии 15 лет). Таких условий 20 лет назад добился американский профсоюз автомобильных рабочих UAW. По оценке газеты Detroit Free Press, сейчас на 10 000 бывших работников автокомпаний и производителей комплектующих бывшие работодатели тратят около $1 млрд в год. При этом американские профсоюзы имеют только локальное значение и не являются политической силой.

В странах Западной Европы объединения работников имеют гораздо больший вес – они поддерживают те или иные партии и добиваются своего не только забастовками, но и при помощи политической борьбы. Хотя разнообразные акции протеста в ЕС не редкость – например, 11 августа 2005 г. сотрудники аэропорта Хитроу начали забастовку в связи с увольнением 600 сотрудников компании – производителя бортового питания. К акции присоединились грузчики, уборщики, работники багажного отделения и сотрудники стоек регистрации билетов на рейсы British Airways. В результате дирекции аэропорта пришлось отменить более 700 рейсов, пострадали 110 000 пассажиров, а потери BA составили почти $80 млн. И это не первый случай трудовых споров в Хитроу – в 2003 г. из-за трехдневной забастовки наземных служб не смогли улететь 10 000 человек.

Если российские профсоюзы пойдут по европейскому пути, самые большие проблемы возникнут у руководителей естественных монополий и инфраструктурных отраслей. В первом случае бастующие практически не рискуют лишиться работы из-за банкротства работодателя. Во втором эффект от акции протеста может превзойти все ожидания – забастовки авиадиспетчеров, лоцманов или железнодорожников способны парализовать экономику целого региона.

При этом качественное развитие профсоюзного движения может стать тормозом экономического роста, пока основным конкурентным преимуществом российских компаний остается дешевая рабочая сила. Но, к счастью для работодателей, профсоюзы даже не пытаются пока стать серьезной и самостоятельной политической силой. Довольно часто профсоюзы тех или иных предприятий играют роль разменной монеты в спорах собственников или менеджеров. Иногда руководителю профсоюза крупной компании удается стать мэром города, после чего о правах работников он благополучно забывает. А рабочим приходится отстаивать свои права самостоятельно – вчера слесарь из Брянска, вооруженный ружьем, захватил в заложники двух человек, требуя выплаты долга по зарплате в размере 3000 руб. К счастью для заложников, через некоторое время бунтарь сдался милиционерам.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать