Статья опубликована в № 1449 от 09.09.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Кривопровод

От редакции: Кривопровод

Вот тот редкий расклад, когда у Евросоюза – спрос, а у России – предложение. Поставки газа. И та и другая сторона стремятся здесь переплести экономику с политикой с максимальной для себя выгодой. Хорошо ли это получается – вопрос.

Последний проект в этой области – Северо-Европейский газопровод – труба длиной 1200 км и мощностью 55 млрд куб. м в год, которая пройдет по дну Балтийского моря из России в Германию. Принципиальное соглашение о его строительстве было подписано вчера “Газпромом” и немецкими концернами BASF и E.ON Ruhrgas в присутствии президента Владимира Путина и канцлера Герхарда Шредера. Цена вопроса, по расчетам “Газпрома”, почти $6 млрд.

Новый европейский газопровод, судя по всему, призван развеять несколько гнетущих страхов российской стороны. В политической области опасения связаны с Украиной и Польшей, поэтому нужен путь в обход неверных. Политические отношения с ближайшими соседями все хуже, есть проблемы и по деньгам – в последнее время Украина резко подняла тарифы на прокачку газа. Северо-Европейская труба, таким образом, вроде бы должна помочь избежать рисков со стороны этих строптивых соседей, а заодно и уменьшить их транзитные доходы.

Экономические опасения связаны с планом либерализации газового рынка Евросоюза к 2008 г. Это лишит “Газпром” долгосрочных 20-летних контрактов, позволяющих сегодня не волноваться о сбыте и стабильности доходов. Чтобы сохранить стабильность экспортной выручки, газовому гиганту важно до наступления либерализации максимально увеличить свою долю на рынках, где он уже работает, а также занять новые рынки Европы, на которых российская компания пока не представлена.

Но помимо геополитических опасений есть жесткая экономическая реальность, и в связи с ней к проекту Северо-Европейского трубопровода слишком много серьезных вопросов, на которые нет ответов. Подписанное соглашение ответов на них не дало.

Непонятно, откуда брать сырье для заполнения трубы. Южно-Русского месторождения, о котором говорит “Газпром” в связи с Северо-Европейской трубой, не хватит: к 2010–2013 гг. там будут добывать 25 млрд куб. м в год, а мощность даже первой нитки – 27 млрд куб. м.

Штокмановское месторождение требует $20 млрд инвестиций, сроки его освоения не ясны. Кроме того, этот газ “Газпром” собирался использовать для проекта по производству сжиженного природного газа – самого перспективного и быстро растущего сегодня сектора международного газового рынка. Хватит ли газа на все? Ответа нет.

Нет ясности и со спросом. Участники соглашения по газопроводу с немецкой стороны – E.ON Ruhrgas, BASF и Wintershall – не взяли на себя никаких конкретных обязательств по закупкам газа. Надеяться найти покупателей когда-нибудь потом тоже очень рискованно: Северо-Европейский газопровод выводит “Газпром” на новый для него рынок – Северо-Западную Европу и Великобританию. Там уже жестко конкурируют норвежский газ и сжиженный газ из Персидского залива, а к пуску первой нитки газопровода в 2010 г. на рынке может быть уже избыток предложения. Кто и почем тогда купит наш газ? Ответа нет. А к чему приводит отсутствие гарантий сбыта, мы все хорошо видели на примере другого мегапроекта “Газпрома” – “Голубого потока”.

Напомним, что трубу ценой $3,2 млрд не удается толком заполнить. За 2004 г. через нее прошло 3,3 млрд куб. м, по данным агентства АК&М. К 2007 г. объем ежегодных поставок должен достигнуть 16 млрд куб. м. По контракту, подписанному еще в 1997 г., Турция обязалась купить у России 364,5 млрд куб. м газа до 2025 г. Причем условие take-or-pay обязывало турецкую сторону платить в любом случае, даже если они не брали газ из трубы. Но в 2002 г., ссылаясь на экономический кризис, Турция заставила Россию снизить цену и сильно сократить объем поставок. Анкара смогла диктовать свои условия, так как была единственным потребителем газа “Голубого потока”.

При этом масштаб издержек при строительстве впечатляет: Вадим Клейнер из инвестфонда Hermitage Capital Management указывает, что 1 км российской части “Голубого потока” стоил $2,95 млн, а турки уложились в $1,35 млн. При этом пять руководителей турецкой газопроводной госкомпании Botas сейчас в тюрьме – осуждены за коррупцию. А к менеджерам “Газпрома” претензий нет, хотя даже Счетная палата подозревает, что монополия и ее подрядчики злоупотребили законными налоговыми льготами.

Непроработанность проекта северного газопровода заставляет сомневаться в том, что он вообще позволит России достичь заявленных целей в энергетической сфере. И уж тем более нет гарантий, что это оптимальный вариант для страны. Ведь есть как минимум две альтернативы, которые нужно тщательно проанализировать и сравнить с Северо-Европейской трубой. Строительство второй ветки газопровода “Ямал – Европа” быстрее и, скорее всего, дешевле позволит увеличить поставки в Восточную Европу, где спрос растет, а конкурентов нет. А развитие проектов по сжиженному газу в перспективе позволит оперативно реагировать на изменения спроса и поставлять газ туда, где за него больше заплатят.

Однако речь об экономике газопровода и альтернативах ему не идет. Вместо этого подписываются соглашения, после которых можно начинать осваивать очередные миллиарды.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать