Статья опубликована в № 1469 от 07.10.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Свои

От редакции: Свои

В свое время Дуайт Эйзенхауэр назвал назначение Эрла Уоррена главой Верховного суда “самой большой глупостью” в своей жизни. Среди российских судей популярен и анекдот о Франклине Рузвельте, который признался, что совершил на посту президента США всего четыре ошибки и все они сидят в Верховном суде. Похоже, что российский президент подходит к назначению арбитров более ответственно – недавно Владимир Путин назначил судьей Арбитражного суда г. Москвы бывшего сотрудника ФНС Александру Нагорную, которая успешно представляла интересы налоговиков в деле “ЮКОСа”.

Теперь крупнейшие налогоплательщики, которые судятся с ФНС именно в московском арбитраже, обнаружат бывшего противника в роли своего судьи.

Российское законодательство дает разнообразные гарантии независимости судей. Например, АПК прямо запрещает им рассматривать дела, если арбитр “находится или ранее находился в служебной или иной зависимости” от участника процесса. Другими словами, тяжбу собственного работодателя разбирать нельзя. Но в случае с выходцами из МНС эту норму легко обойти – министерство имеет в своей структуре множество подразделений, каждое из которых является отдельным юрлицом, и если судья состоял в штате одной налоговой инспекции, а в качестве истца или ответчика выступает другая, то формально никакой зависимости нет. Кстати, обратной ситуации – когда арбитр имел в прошлом те или иные связи с налогоплательщиком или его представителем – работники ФНС старательно избегают. Например, в том же деле “ЮКОСа” чиновники потребовали отвода судьи Ольги Михайловой на том основании, что научным редактором ее монографии “Толкование норм налогового законодательства” был профессор кафедры финансового права Высшей школы экономики и адвокат “ЮКОСа” Сергей Пепеляев (кстати, в бытность Пепеляева научным редактором журнала “Ваш налоговый адвокат” через его руки прошло множество статей различных специалистов в области налогового права, включая не только судей, но и работников налоговых органов).

Казалось бы, логику президентского указа о назначении Нагорной можно понять. Чтобы разбирать налоговые дела, нужно иметь серьезную квалификацию, а грамотных судей в стране явно не хватает.

Но ведь и грамотных налоговиков не хватает тоже, так зачем же решать одну проблему за счет другой? К тому же в законе “О статусе судей” сказано, что арбитр должен избегать всего, что могло бы вызвать сомнения в его объективности, справедливости и беспристрастности. Конечно, ФНС – это не спецслужба, где “бывших не бывает”, но сомнения в объективности бывшего налоговика (даже если они окажутся совершенно необоснованными) все равно неизбежны. Точно такие же сомнения вызвало бы назначение судьей Мещанского, например, суда гособвинителя по уголовному делу Михаила Ходорковского Дмитрия Шохина. Кстати, идея могла бы оказаться очень продуктивной – особенно с учетом того, что представители Генпрокуратуры обещают предъявить осужденному новое обвинение – в легализации преступных доходов (от 10 до 15 лет лишения свободы). По версии следствия, руководители “ЮКОСа” похитили нефть у “дочек” холдинга, купив ее по трансфертным ценам через две офшорные фирмы, а выручку от перепродажи сырья за рубеж по рыночным ценам “легализовали” через выплату разнообразных вознаграждений за консультационные услуги и выплату дивидендов. Речь идет о крайне распространенной в свое время схеме, которая применяется и сейчас. Например, сразу после того, как “Юганскнефтегаз” был продан на аукционе, 55 млн т его нефти – т. е. почти вся годовая добыча – были проданы “Роснефти” по трансфертной цене в $100 за тонну. Правда, никаких обвинений в “похищении” или “присвоении” этой нефти в адрес руководителей “Роснефти” не последовало.

Чтобы доказать, что типичная схема налоговой минимизации имеет отношение еще и к отмыванию преступных доходов, Генпрокуратуре придется постараться. Может, и правда назначить Дмитрия Шохина судьей и не затягивать процесс без надобности?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать