Статья опубликована в № 1475 от 17.10.2005 под заголовком: ЧЕЛОВЕК НЕДЕЛИ: Интерпретатор

Интерпретатор

Министр обороны Сергей Иванов, который в четверг утром во время боев в Нальчике докладывал на заседании правительства о ситуации на Курильских островах, в воскресенье высказался наконец и о событиях на Кавказе. Сделал он это в Дели, на российско-индийских военных учениях. Версия Иванова несколько расходится с устоявшейся к тому времени официальной трактовкой теракта.

Иванов вносит уточнения в картину “горячего четверга”. Оказывается, это было не спланированное крупномасштабное наступление боевиков, а вынужденный и неподготовленный ответ на успешные превентивные действия федералов. Воевали местные ваххабиты, и как-то не очень серьезно: “Достали “калашниковы”, сели в “Жигули” и поехали малыми группами в соседний квартал”.

Еще накануне контртеррористическая операция в Нальчике воспринималась, как крупная победа федералов над серьезным противником. Да и трудно считать “локальным эпизодом” бои, длившиеся два дня, в которых погибли почти сотня боевиков и более двух десятков сотрудников правоохранительных органов, а более 80 получили ранения. Зачем Иванову приуменьшать масштаб этих событий, вторжение называть “дурью”, а кровопролитные бои – обезвреживанием хулиганов на “Жигулях”?

Возможно, это согласованный “апгрейд” официальной точки зрения. Ведь успех боев в Нальчике неоднозначен. Да, отражать рейды боевиков без больших потерь среди мирного населения научились. Но предотвращать их вовсе – нет, не можем: война не закончена. Из слов же Иванова получается, что к войне в Чечне события в Нальчике отношения не имеют. Руководителю МВД или ФСБ с такими речами выступать было бы неудобно – особенно в те дни, когда шли похороны милиционеров и контрразведчиков. Министру обороны – из Дели – сподручнее.

Но можно предположить, что Иванов ни с кем в Кремле не советовался, а выразил свое особое мнение. Из чувства элементарной ревности к чужой славе. Ведь если победа все же была, то ее лавры достались прежде всего МВД (недаром именно замглавы этого ведомства Александр Чекалин докладывал главковерху о разгроме боевиков). Вклад же в нее Сергея Иванова не очевиден.

Любопытно, что после Беслана Иванов предпринял обратный маневр, раздвигая масштабы вторжения до вселенских: он доказывал, что России объявлена война, а среди захватчиков чеченцев практически не было – все больше зарубежные наемники.

Сергея Иванова трудно назвать победоносным командиром: вряд ли кто-нибудь припомнит хоть одну успешную военную операцию под его руководством. Зато за годы его командования сделано немало смелых заявлений. Первый российский министр обороны в штатском не устает напоминать, что он скорее политик, чем военачальник.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать