Статья опубликована в № 1481 от 25.10.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Советология

От редакции: Советология

На днях был создан одиннадцатый президентский совет – по реализации приоритетных национальных проектов. Это один из четырех советов, которым глава государства руководит лично. По сравнению с десятью уже имеющимися коллегиями новый орган – настоящая вершина советотворчества.

По числу высокопоставленных чиновников и государственных тяжеловесов он не имеет себе равных. В его состав входят глава кремлевской администрации, два помощника президента, министры экономического блока, все семь полпредов, спикеры обеих палат парламента, лидеры оппозиционных фракций Госдумы и лидеры ведущих предпринимательских объединений – всего 51 человек.

Членам совета предстоит предлагать идеи и анализировать реализацию национальных проектов в области строительства, здравоохранения и образования, на которые до 2008 г. включительно запланировано потратить из бюджета не менее 550 млрд руб. Дел у членов синклита будет, конечно, много, но благонамеренные разговоры о том, что совет поможет обществу в самом главном – в контроле за использованием государственных миллиардов, – не имеют под собой почвы. По положению нет у совета таких полномочий.

История создания подобных органов в прошлом – это история политических веяний и кампаний. Когда хотелось что-то изменить, создавали новую коллегию жрецов. Совет по судебной реформе, преобразованный впоследствии в совет по совершенствованию правосудия, был создан в начале 90-х (44 человека). Совет по культуре, в котором 28 человек, – в 1996 г., совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства (29 человек), а также геральдический (21 человек) – в 1999 г.

Другие кремлевские советы созданы уже при Владимире Путине. В частности, совет по науке, технологии и образованию был организован в 2001 г. в составе 33 членов. Аналогичный орган по физической культуре и спорту, в который вошел 41 человек, в 2002 г. возглавил лично Владимир Путин.

Об эффективности кремлевских коллегий есть разные мнения. Совет по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства, который по сей день регулярно собирается на свои заседания два раза в месяц, предотвратил, по словам его членов, принятие ряда несовершенных законов.

А совет по вопросам совершенствования правосудия поставил целый ряд ключевых вопросов о состоянии российской судебной системы и путях ее модернизации. Этими экспертными органами руководят бывшие главы Конституционного и Высшего арбитражного судов. Под их началом работают ведущие российские юристы – судьи высших судов, знаменитые адвокаты, преподаватели вузов.

Но совета у многочисленных совещательных органов власти спрашивают не всегда. К примеру, печально известный 122-й закон (о монетизации) не проходил обсуждения на совете по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства. А закон “Об Общественной палате” не побывал на экспертизе совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Зато когда принималось решение о введении в Вооруженных силах “старого-нового” красного знамени, мнения геральдического совета спросили – и идея была одобрена.

Информация о работе остальных кремлевских советов, в которых чиновники высокого ранга, реализуя очередные идеи главы государства, руководят работой академиков, писателей, религиозных деятелей и спортсменов, менее подробна. Например, почти отсутствуют официальные данные о работе созданного два года назад президентского совета по борьбе с коррупцией, которую Владимир Путин в то время называл одной из приоритетных национальных задач. Возглавлять тот совет назначили Михаила Касьянова, отправленного вскоре в отставку. Сведений о назначении нового руководителя пока нет. Вот вам и ответ на вопрос, почему такая тяжелая коррупционная обстановка в стране.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать