Статья опубликована в № 1484 от 28.10.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Конвенция и казнь

От редакции: Конвенция и казнь

Проблема отмены смертной казни является камнем преткновения в отношениях между Москвой и Страсбургом с момента присоединения России к Совету Европы в 1996 г. За девять лет наша страна так и не ратифицировала 6-й протокол к Европейской конвенции прав и свобод человека, запрещающий использование смертной казни в мирное время. Россия остается последним из 46 членов СЕ, где она не отменена.

Все это так, но решиться на этот шаг сейчас даже труднее, чем девять лет назад. Отношение к казни и в нашем обществе, и в мире после Беслана и других тяжелейших терактов стало иным. Между тем России все-таки нужно принять решение, поскольку в ближайшее время стране предстоит присоединиться к Конвенции Совета Европы по предотвращению терроризма, принятой в Варшаве в мае нынешнего года.

Говоря о необходимости ратифицировать конвенцию, представители правительства отмечают, что ее подписание облегчит экстрадицию лиц, обвиненных российскими правоохранительными органами в терроризме, и подорвет моральную поддержку чеченских сепаратистов в Европе. При таких аргументах одобрение конвенции вряд ли встретит серьезное противодействие в Госдуме. Но конвенция и отмена казни связаны – и вот почему. Сохранение этой меры наказания в УК лишит Россию возможности воспользоваться и одним из главных козырей конвенции – выдачей террористов. Дело в том, что статья 21 документа запрещает выдавать обвиняемых в терроризме в государства, где не отменена смертная казнь. Принимать один документ, не принимая другой, нет большого смысла.

До последнего времени чиновники ссылались на то, что смертная казнь уже отменена де-факто. Еще в 1996 г. президент Борис Ельцин наложил мораторий на исполнение смертных приговоров, а в 1999 г. Конституционный суд запретил выносить их до того момента, пока в России повсеместно не заработают суды присяжных. Однако Европу такие объяснения не устраивают. Запад требует законодательного запрета смертной казни. Тем более что действующий Уголовно-процессуальный кодекс предусматривает, что суд присяжных должен начать свою работу в Чечне уже с 1 января 2007 г. Во всех остальных регионах суд присяжных уже работает, а значит, запрет КС перестанет действовать.

Кроме того, российские парламентарии, работающие в Совете Европы, говорят, что, отказываясь отменить “высшую меру”, Москва рискует тем, что Парламентская ассамблея Совета Европы не позволит России возглавить комитет министров СЕ. Случай в истории Совета Европы беспрецедентный.

Напомним, что нынешняя редакция Уголовного кодекса разрешает применять высшую меру наказания по пяти статьям: умышленное убийство с отягчающими обстоятельствами, посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, посягательство на жизнь судьи и лица, ведущего предварительное расследование, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов и, наконец, геноцид.

Необходимость отмены смертной казни – не единственная проблема, с которой может столкнуться Россия, ратифицировав конвенцию. Документ категорически запрещает подписавшим его странам использовать борьбу с террором как предлог для ограничения прав граждан и наступления на свободу слова. А значит, критики России в ПАСЕ получат новые козыри. Они смогут назвать отмену прямых губернаторских выборов и периодически возникающие законодательные инициативы, призванные ограничить деятельность журналистов в зонах чрезвычайных ситуаций, не только антидемократическими мерами, но и нарушением европейских конвенций. И требовать санкций в отношении Москвы.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать