Статья опубликована в № 1493 от 11.11.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Народная нефть

От редакции: Народная нефть

При нынешних ценах политические процессы вокруг американского топливно-энергетического комплекса по идее должны быть еще более захватывающими – во всех смыслах, – чем у нас. Потребители должны негодовать, министры – вызывать нефтяников на ковер, а лоббисты – договариваться. Все почти так и есть – с поправкой на одну силу, мало знакомую россиянам: акционеров нефтяных компаний.

Финансовые результаты американских нефтяных компаний в III квартале 2005 г. поразили аналитиков: чистая прибыль “большой тройки” – Exxon Mobil, BP, Royal Dutch/Shell – выросла по сравнению с аналогичным периодом 2004 г. на 75%, 38% и 68% соответственно. Нефтяники-гиганты за три месяца на троих заработали почти $25,5 млрд.

Но похоже, что эти цифры поразили воображение не только финансистов с Уолл-стрит. Сенат США вызвал к себе руководителей крупнейших нефтяных компаний, требуя ответа о том, на что они тратят свои рекордные прибыли. А прокуроры трех штатов потребовали введения законодательных ограничений на резкое повышение цен на топливо, причем эту инициативу, по данным совместного опроса NBC и The Wall Street Journal, поддерживает 58% населения США. Заходит речь и о дополнительных налогах на нефтяную отрасль.

Вспомним, что в 2003 г. рекордно высокие прибыли нефтяников на фоне рекордно оптимизированных налоговых отчислений вывели вопрос изъятия ренты на первый план повестки дня думской кампании. А открытое богатство миллиардеров – владельцев “Юкоса”, “Сибнефти” и других нефтяных компаний подливало масла в огонь. Сейчас, осенью 2005 г., безуспешная борьба властей с инфляцией на фоне дорожающего бензина вновь вывела российских нефтяников в центр общественного внимания.

Крайне некомфортная для них позиция, поскольку жизнь у российского ТЭКа уже не такая шикарная, как в прошлом: налог на добычу привязан к мировым ценам. В итоге темпы роста добычи падают и растет риск монополизации топливного рынка из-за выдавливания с него независимых торговцев при минимуме антиинфляционного эффекта.

Российская и американская истории при некоторой внешней похожести различаются способами защиты, которые имеются в распоряжении отрасли.

Главная линия обороны американских нефтяников – миллионы акционеров, простых американских граждан, избирателей, напрямую или через инвестиционные и пенсионные фонды владеющих их акциями и получающих долю рекордных прибылей. Среди акционеров крупнейшей и богатейшей Exxon Mobil 1904 юрлица, большинство из которых – инвестфонды с множеством пайщиков и инвесторов. Но на них приходится лишь 54% акций компании, остальными же 46% владеет нераскрываемое число физических лиц. Еще более размытая структура акционеров у Royal Dutch/Shell – 538 юрлиц владеют лишь 21% акций, а остальные – у тысяч, если не миллионов людей. Все эти люди с раздражением смотрят на бензиновые ценники, когда заправляют машины или платят за отопление своих домов, но со все большим удовлетворением читают финансовые страницы газет, показывающие, что стоимость их вложений растет день ото дня.

Так что стабильность отношений американского ТЭКа с властями гарантируют не только и, возможно, не столько “нефтяники в Белом доме”, вроде бывшего топ-менеджера нефтяной компании Halliburton Дика Чейни или Кондолизы Райс, чьим именем назван танкер компании Chevron. Отсутствие миллионной армии акционеров у “Юкоса” позволило российским властям ни в чем себе не отказывать в борьбе с ним. Сегодня в Кремле нефтяников тоже хватает: глава администрации президента Дмитрий Медведев возглавляет совет директоров “Газпрома”, его зам Игорь Сечин – совет директоров сильно подросшей в последнее время “Роснефти”, другой зам, Владислав Сурков, – совет директоров “Транснефтепродукта”. Судя по разговорам о возможности народной приватизации “Роснефти”, кремлевские нефтяники знакомы с американским опытом.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать