Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1504 от 28.11.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Штыком и бюллетенем

От редакции: Штыком и бюллетенем

Вчера в Чечне прошли парламентские выборы. Итоги их предсказуемы. Большинство голосов в двухпалатном парламенте получит, как несложно догадаться, “Единая Россия”. Первым о легитимности выборов – еще до того, как на избирательные участки пришли необходимые 25% избирателей, – поспешил заявить вице-премьер Рамзан Кадыров.

Эту поспешность пришлось осторожно заглаживать главе местного ЦИКа Исмаилу Байханову. Однако всем понятно, что мнения Кадырова-младшего значат сегодня в Чечне больше, чем мнения кого-либо из других официальных лиц республики. С подачи федерального центра в Чечне укрепляется режим личной власти Рамзана Кадырова. Он создал мощные силовые структуры, при поддержке которых контролирует большую часть местного бизнеса. По оценкам многих экспертов, Кадыров-младший уже де-факто стал первым лицом в республике, отодвинув на вторые роли Алу Алханова. В Москве, видимо, считают сына Ахмата Кадырова, воевавшего против федеральных сил в первую чеченскую войну, единственной фигурой, способной удержать Чечню в повиновении. Награждение вице-премьера звездой Героя России, резкая реакция федеральных и местных властей на любые упреки в адрес Кадырова призваны продемонстрировать: нападки на него расцениваются в столице как критика федеральной политики в республике.

Между тем местные правители, пользующиеся безграничным доверием центра, склонны со временем выходить из-под контроля. За примером можно перенестись лет на 180 назад в тот же регион. В 10–20-е гг. XIX в. владетели Дагестана, признавшие власть Петербурга, – шамхал тарковский, уцмий табасаранский и аварский хан – не только сохранили свои владения, но и получали ордена, генеральские чины и крупное содержание от казны. Заручившись поддержкой Петербурга, они использовали ее для того, чтобы держать в повиновении своих подданных. Любое выступление против своей власти, вызванное ростом налогов или бесчинствами приближенных хана, правители представляли мятежом против власти императора. Получив такие депеши и не разобравшись в происходящем, русские генералы не раз направляли для их подавления войска и казачьи сотни, которые сжигали аулы и жестоко расправлялись с восставшими.

После того как Алексей Ермолов, жестокости которого горцы боялись, отбыл в Петербург, поддержка русских штыков и пушек уже не гарантировала безусловную верность ханов и беков. Как показали события конца 20-х и начала 30-х гг., военные успехи Шамиля и его сподвижников заставляли забыть их об орденах. Конные и пешие отряды местных владетелей, оснащенные русским оружием, становились под зеленое знамя антирусских восстаний. Следствием такой политики стала продолжавшаяся более 40 лет война. Только в 1859 г. главнокомандующий Кавказской армии генерал-фельдмаршал Александр Барятинский пленил Шамиля. Прекратить войну удалось только тогда, когда простые горцы получили гарантии безопасности и заверения, что местные правители будут поставлены под более жесткий контроль местной русской администрации.

Учитывают ли эти уроки истории нынешние координаторы российской политики в Чечне?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать