Статья опубликована в № 1506 от 30.11.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Цивильный атом

От редакции: Цивильный атом

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Начало газификации экономики СССР ознаменовалось появлением концепции так называемой “газовой паузы”. Природный газ куда более эффективное топливо, чем уголь, но и запасы его меньше. Поэтому предполагалось за то ограниченное время, на которое хватит запасов газа, перейти на новые источники энергии, разработать более эффективные и экологичные способы использования старых – прежде всего угля – и снизить энергоемкость экономики в целом. Понятно, что с открытием огромных месторождений газа в Западной Сибири о “паузе” забыли.

Но она может закончиться раньше, чем почти вечные запасы “Газпрома” (28,9 трлн куб. м). Ведь спрос и цены на газ за рубежом растут бешеными темпами. Например, в Британии газ сегодня стоит $830 за 1000 куб. м, а на пике цена достигала $1040 за 1000 куб. м. Если вы сжигаете в своей топке товар, за который на рынке готовы платить $1000, то реальная цена такого отопления – не $38, установленные правительством, а все-таки ближе к $1000 – это называется “альтернативные издержки”.

Тут и стоит вспомнить о мирном атоме. С учетом альтернативных издержек выгоды от реформы атомной отрасли, способной уменьшить потребление газа в России, многократно возрастают. Причем в отличие от большинства реформ, где издержки приходится нести уже сегодня, а пожинать плоды – лишь завтра, атомная реформа может дать видимые результаты почти сразу.

Если верить данным официального сайта Росэнергоатома, управляющего всеми АЭС в России, “атомное” электричество едва ли не самое дешевое с точки зрения себестоимости, но абсолютный объем его выработки не растет, хотя, по словам эксперта, знакомого с положением дел в отрасли, инвестиции на эти цели в последние три года составили $2,2 млрд. Доля выработки электроэнергии на атомных электростанциях (АЭС) упала с 16,7% до 15,6%. Снижается коэффициент использования установленных мощностей – с 76% в 2003 г. до 73% в 2005 г. при среднемировом уровне 85–86%, а в США – даже 91%. Зато доля природного газа в энергобалансе страны, по оценкам британской консалтинговой компании OTAC Ltd., выросла до 53%, хотя энергетическая стратегия России предполагала ее снижение с 50% до 45%.

Получается, что падение производства дешевой энергии приходится замещать куда более дорогой. Но, по мнению экспертов, уже простое улучшение качества управления атомной отраслью – рост прозрачности финансирования и ужесточение контроля за расходованием средств, оптимизация инвестиционной политики, введение системы мотивации для менеджеров – может принести заметные плоды. А выполнение плана увеличения выработки “атомного” электричества до 190 млрд кВт ч в год к 2010 г. позволит экономить по сравнению с нынешним уровнем до 15 млрд куб. м газа в год – это $12,5 млрд по нынешним британским ценам.

Назначение главой отрасли не технаря-атомщика, но прежде всего менеджера кажется логичным шагом не только в краткосрочной перспективе. Выгоды реформы в долгосрочной перспективе могут быть еще больше: разделение военного и гражданского “атомов” и постановка последнего на бизнес-рельсы – реальный шаг к диверсификации экономики от сырья к хай-теку и возможность капитализировать все затраты и достижения еще советской эпохи. А сбор атомных активов государства в одной структуре и под единой системой управления должен позволить сконцентрировать необходимые ресурсы для реализации проектов строительства АЭС в России и за рубежом, в тех же Иране и Китае.

Атомное машиностроение – одна из немногих высокотехнологичных сфер, где Россия может не только удержать, но и усилить свои позиции на мировом рынке с большой выгодой для себя. Но для этого нужно, чтобы перестановки во главе отрасли не оказались банальным переделом контроля над уже имеющимися финансовыми потоками, а дали бы старт полноценной реформе.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more