Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1509 от 05.12.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Надежда на себя

От редакции: Надежда на себя

Год назад частные управляющие пенсионными накоплениями проходили тест на прочность в кризисных условиях – весь рынок падал из-за дела ЮКОСа и летней “турбулентности” в банковском секторе. Сегодня те же управляющие показывают, как они умеют работать в менее экстремальных условиях. Хорошо умеют, вот только к решению проблем пенсионного обеспечения населения это не имеет почти никакого отношения.

Для частных управляющих пенсионными накоплениями нынешний год – час расплаты за нападки со стороны функционеров Пенсионного фонда России (ПФР). Напомним, что в середине сентября 2004 г. зампред правления ПФР Александр Черноиван раскритиковал частные компании, заявив, что, по его данным, без учета результатов ВЭБа (государственная управляющая компания) рыночная стоимость пенсионного портфеля снизилась на 1,9%. В этом году, судя по данным, собранным “Ведомостями”, частные УК сработали куда лучше ВЭБа. Госуправляющий по итогам девяти месяцев 2005 г. оказался лишь на 49-м месте из 60 возможных по доходности вложений накопительной части пенсий. ВЭБ с его 12,5% годовых доходности едва-едва смог перекрыть инфляцию. Частные управляющие принесли доверившим им средства гражданам до 49,9% годовых.

Цифры внушительные – чемпионы наверняка используют их как аргумент в борьбе за долю рынка управления пенсионными сбережениями и рынка управления активами вообще. Но эти результаты интересны лишь части трудоспособного населения страны, которой повезло (или не повезло – как посмотреть) родиться после 1967 г., и касаются они лишь 4% их официальной зарплаты, которые и составляют накопительную часть их пенсии. И даже заоблачная доходность едва ли снимет с государства бремя обеспечения достойного уровня жизни будущих пенсионеров. Ведь по оценкам Всемирного банка, нынешние отчисления на накопительную пенсию при сохранении сегодняшнего соотношения средней пенсии и средней зарплаты могут обеспечить к 2040 г. не более 28% от размера пенсии. Но и ПФР, и правительство ведут себя так, как будто все уже хорошо и больше ничего делать не нужно.

Очень интересно на этом фоне смотрится пример Великобритании, где, по мнению экспертов, пенсионная реформа будет нелегким выбором из нескольких пакетов мер, многие из которых весьма непопулярны. И это при том, что британский финансовый рынок куда более развит, чем российский.

Британские цифры не оставляют политикам шансов на бездействие: доля пенсионеров в общем населении страны вырастет к 2050 г. до 55%, и, чтобы их жизненный уровень остался прежним, объем получаемых ими средств должен будет вырасти с нынешних 9,4% до 14,5% ВВП. Очевидно, что в таких условиях даже при повышении пенсионного возраста до 65 лет сразу и до 68 – к 2050 г. обойтись без существенного роста госрасходов на пенсии не удастся. Как сделать это наиболее эффективно и наименее затратно для казны – вот главный предмет дискуссий в Великобритании сегодня.

Российские цифры на первый взгляд не столь драматичны: по оценкам Счетной палаты, доля пенсионеров вырастет до 28,5% к 2020 г., отчисления в пенсионную систему упадут с нынешних 4% до 2,2% ВВП, а ее дефицит вырастет до 1458 млрд руб. (1,5% ВВП).

Но, во-первых, речь в этом случае идет лишь о сохранении пенсионеров на нынешнем уровне бедности. Во-вторых, инструментов для решения пенсионных проблем у российских властей куда меньше, чем у британцев. Тут и маленький фондовый рынок, который уже в обозримой перспективе может быть затоплен даже мизерными 4%-ными отчислениями на накопительную часть пенсии. И экономика, требующая огромное количество энергии капитала, и низкоквалифицированных трудовых ресурсов, что ограничивает возможности повышения пенсионного возраста. Та же Великобритания – лидер деиндустриализации: доля занятых в промышленности упала с 35% в 1970 г. до 14% сейчас. При этом растет доля высококвалифицированных сотрудников, занятых в сферах научных разработок, дизайна, маркетинга и продаж. И если дизайнером можно быть и в 68 лет, то металлургом – вряд ли.

Наконец, времени на то, чтобы разгрести все эти проблемы, у нас тоже меньше – немалый, в 190 млрд руб., дефицит ПФР появился уже в 2005 г., и около половины его гасили нефтяными деньгами. А будут ли эти деньги в 2008 г. – не говоря уж о 2020 г. и тем более 2050 г., – большой вопрос.

Остается надеяться только на то, что граждане, оценив успехи частников в работе с их мизерными пенсионными накоплениями, принесут им еще денег и обеспечат свою старость сами. Это уже оптимизм, но какой-то отчаянный.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать