Статья опубликована в № 1510 от 06.12.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Хождение по судьям

От редакции: Хождение по судьям

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

На фоне очередного оглушительно жесткого приговора по делу ЮКОСа на прошлой неделе незамеченными остались два не менее существенных судебных решения. Савеловский районный суд Москвы приговорил к шести годам и семи месяцам лишения свободы адвоката Сергея Бровченко. Он получил срок за приготовление к сбыту наркотиков в особо крупных размерах. Примечательно то, что два предыдущих приговора, вынесенные Бровченко по этому делу одним и тем же Савеловским судом, были затем отменены Верховным судом.

Один из надзорных протестов вынес первый зампред ВС Владимир Радченко, отметив недоказанность обвинений и грубые нарушения в ходе следствия. Цель последнего, третьего, приговора, по словам Бровченко, легитимизировать прежние приговоры, по которым он уже отсидел в лагере те самые шесть лет и семь месяцев.

Еще одна история – Одинцовский горсуд Московской области уже в четвертый раз отказал бывшему офицеру Александру Жмаковскому в выплате копеечной (400 руб. в месяц) компенсации за наем жилья после увольнения в запас. Для отказа каждый раз находят новые обоснования. В первый раз его причиной был назван закон о бюджете 2003 г., в котором отсутствовала строка для финансирования компенсаций. В апреле 2004 г. Конституционный суд рассмотрел жалобу Жмаковского и признал эту норму закона противоречащей Конституции. Вышестоящий Московский областной суд дважды отменял определения горсуда как вынесенные с нарушением процессуальных норм и неправильно трактующие постановление КС. Но, как и в первом случае, низшая инстанция гнула свою линию. Судьи с Ильинки и Поварской разводят руками. По закону они не имеют права публично комментировать действия райсудов.

Таких историй много. По данным судебного департамента при Верховном суде, в течение 2004–2005 гг. региональные суды и Верховный суд России в год отменяли около 4000 обвинительных приговоров, вынесенных судьями первой инстанции. Однако в большинстве случаев дело направляется на новое рассмотрение другого судьи того же суда. А затем районные суды, по разным данным, в 30–40% случаев повторно выносят вердикты, аналогичные тем, что были отменены, – это в 2,5–3 раза больше, чем в Европе или США.

В российском Верховном суде подчеркивают, что бороться с этим явлением крайне сложно. Глава ВС и его заместители не имеют права вмешиваться в рассмотрение дела судом низшей инстанции. Они могут направлять жалобы в Высшую квалификационную коллегию судей лишь в том случае, когда человек в мантии нарушает этические нормы – грубит в ходе процесса или, например, предлагает решить вопрос в неформальном порядке. А значит, люди, освобожденные по решению вышестоящего суда, вновь отправляются в тюрьму. Пострадавшим приходится вновь запускать механизм обжалования, что стоит немалых средств и обвиняемому, и казне.

Причина повторных неправосудных вердиктов – не только административное давление. Часто люди в мантиях вынуждены повторно выносить решения под давлением своего председателя. Формально он, как и обычные судьи, назначается указом президента. Однако на практике его кандидатура часто является результатом согласования между региональной судебной и исполнительной властью. В отличие от ряда стран Запада в России глава суда низшей инстанции не просто первый среди равных. Согласно закону “О статусе судей” он определяет регламент работы своего суда и может облегчить жизнь послушного судьи или, наоборот, завалить его делами. По тому же закону председатели выполняют “иные полномочия” по организации суда, что на практике означает распределение кабинетов, оргтехники и других благ. Наконец, в большинстве случаев региональные квалификационные коллегии удовлетворяют ходатайства главы райсуда о поощрении и наказании. Местные руководители получают удобный рычаг воздействия на судей – они звонят председателю соответствующего суда, который и ведет “воспитательную работу”. Доказать факт такого давления затруднительно. Несколько смутьянов, в частности московские судьи Ольга Кудешкина и Александр Меликов, уже лишились мантии за то, что публично заявили о давлении со стороны начальства. Квалификационные коллегии сочли это нарушением корпоративной этики и лишили их полномочий “за умаление авторитета судебной власти”.

По мнению экспертов, решить эту проблему не так уж сложно – распространить в обычных судах практику КС и не назначать председателя, а избирать его прямым тайным голосованием судей. А заодно поручить распределение дел компьютеру.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more