Статья опубликована в № 1526 от 28.12.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Государство – это кто?

От редакции: Государство – это кто?

Усиление влияния государства на экономику, без сомнений, важнейшая тенденция прошедшего года. Однако в обществе, похоже, все больше вопросов, кому конкретно это усиление выгодно. И что конкретно подразумевается под государством. Политическая отставка экономического советника президента Андрея Илларионова – событие в этом плане знаковое.

“Сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы” – так президент Владимир Путин оценил историю с продажей в конце 2004 г. основного добывающего актива ЮКОСа – “Юганскнефтегаза”, что должно было, по идее, снять все вопросы. Но советник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов дважды не побоялся усомниться в словах шефа. В 2004 г. он назвал “аферой года” продажу “Юганскнефтегаза”, в конечном счете доставшегося государственной “Роснефти”. А совсем недавно аферой, по версии Илларионова, стала вся политика государственной экспансии в экономику и в ТЭК в частности. Оплачивается эта экспансия многомиллиардными займами госкомпаний, а значит, долговое бремя государства в целом не уменьшается. Долги затем предлагается покрывать с помощью продажи на бирже части пакетов акций этих же госкомпаний. В итоге средства от приватизации госимущества фактически поступают не в карман собственника – бюджет, а в распоряжение менеджеров разрастающихся госкомпаний, настаивал Илларионов. Эффективность же госкомпаний ниже, чем частных, – по расчетам советника, выручка “Юганска” после поглощения в постоянных ценах упала на 17%.

Нужно отметить, что с точки зрения “чистых” корпоративных финансов все не так однозначно. Да, деньги от продажи на бирже части акций государственной “Роснефти” пойдут не в бюджет, а на покрытие многомиллиардного долга госкомпании “Роснефтегаз” перед западными банками. Но долг “Роснефтегаза” – это результат увеличения госпакета акций “Газпрома” до контрольного. Кроме того, госдоля в “Роснефти”, и так заметно подорожавшая после весьма выгодного поглощения “Юганска”, может существенно подорожать после IPO компании. Получается, что прибыль от роста стоимости госпакетов “Газпрома” и “Роснефти” после всех манипуляций скорее всего превысит нынешние затраты.

Но вот проблема: государство – не портфельный инвестор и распродавать контрольные пакеты “Газпрома” и “Роснефти” не собирается, а значит, рост их стоимости так и останется на бумаге. Для государства важнее текущая эффективность госкомпаний – хорошие дивиденды и налоговые платежи с прибыли для бюджета, стабильный и растущий поток газа, нефти и нефтепродуктов для страны, рост экспорта – как инструмент внешнеполитического влияния. Но именно со всем этим у госкомпаний и возникают проблемы. Добыча “Газпрома” стагнирует, что приведет к дефициту газа даже в России уже в обозримом будущем. Огромное долговое бремя (общий долг почти в 10 раз больше EBITDA, по оценкам Fitch Ratings) и низкая эффективность “Роснефти” также не дают надежд на мощный поток денег от нее в бюджет в ближайшее время. Заявка на лидерство России в мировой энергетике, сделанная президентом Путиным на последнем заседании российского Совета безопасности, на таком фоне представляется слабо укорененной в реальности.

От сомнений в легальности и рыночности механизмов экспансии, от обвинений в использовании варварских методов передела нефтегазового сектора власти могли просто отмахиваться макиавеллианской максимой “цель оправдывает средства”. И большинство граждан, отрицательно относящихся к олигархам и выступающих за огосударствление нефтегазового комплекса, поддержали бы их. Но сегодня растут сомнения уже совсем другого плана – кто это “государство”, об интересах которого говорил президент? Не просматривается экономической логики в скупке активов за счет наращивания долгов и умножения проблем нефтегазового сектора, требующего прежде всего огромных и скорейших инвестиций.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать