Статья опубликована в № 1535 от 20.01.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Устаревшее понятие

От редакции: Устаревшее понятие

Чтение последнего отчета правозащитной организации Human Rights Watch подводит к простому выводу – понятие “права человека” окончательно потеряло содержание, по крайней мере в языке внешней политики. Оно стало условным термином, который каждая из сторон наполняет выгодным ей смыслом.

Отчет полон укоров в адрес США и стран Евросоюза. “Новые факты показали в 2005 г., что пытки и жестокое обращение являются хорошо обдуманной частью стратегии администрации Буша по борьбе с терроризмом”, – пишут правозащитники. По словам исполнительного директора HRW Кеннета Рота, в 2005 г. стало очевидно, что жестокое обращение с заключенными отражает сознательный политический выбор США. HRW насчитала сотни случаев нарушения прав заключенных в Гуантанамо с 2002 г. Администрацию Буша обвиняют также в несанкционированном прослушивании телефонов собственных граждан. В ЕС набирает ход расследование, начатое в связи с сообщениями о существовании секретных тюрем ЦРУ на территории европейских стран. Еще одно обвинение в адрес США касается отправки подозреваемых в терроризме в третьи страны (например, те, в которых узаконены пытки) без соблюдения юридических формальностей. Великобритания также начала высылать исламистов после терактов в Лондоне, а британский премьер-министр Тони Блэр заявил о возможных изменениях в Акте о правах человека.

Когда-то словосочетание “права человека” могло звучать назидательно в устах западных лидеров, поучавших лидеров восточных. Но учителя больше не учат. Европейские лидеры, с точки зрения HRW, теряют лицо в отношениях с Россией. Кеннет Рот отмечает “недостойное соревнование между Блэром, французским президентом Жаком Шираком и бывшим немецким канцлером Герхардом Шредером за право выставить напоказ свои близкие отношения с российским президентом Путиным”. Правозащитники констатируют, что представители стран – членов Евросоюза предпочитают закрывать глаза на нарушения, допускаемые государствами, считающимися союзниками в борьбе с терроризмом или выгодными экономическими партнерами, – Китаем, Россией, Саудовской Аравией.

В отчете, конечно же, есть и традиционные фигуранты. В Туркменистане преследовалась политическая оппозиция. В Пакистане ущемлялись права женщин и религиозных меньшинств, оппоненты президента заключались в тюрьмы, а журналисты запугивались. Китай добился определенного прогресса, однако остался однопартийным государством, которое “лидирует по числу смертных казней... и угнетает меньшинства”. Граждане Северной Кореи не имеют основных гражданских свобод. В Узбекистане были жестоко подавлены волнения в Андижане. В Ираке ситуация ухудшилась в результате действий как антиамериканских повстанцев, так и коалиционных сил и собственно иракской армии.

Россия продолжала погружаться в авторитаризм, свидетельством чего стала практика утверждения губернаторов президентом, изменение законов о выборах в парламент и о политических партиях. В Чечне и соседних регионах Россия опять не могла обеспечить мир.

Если российские и, к примеру, китайские лидеры традиционно реагировали на все подобные обвинения как на речи юродивых, то теперь и лидеры Запада не воспринимают разговоры о правах человека всерьез. Конечно, официальные представители Белого дома встают в позу оскорбленной невинности, заявляя о том, что они безусловно “не поддерживают” методы пыток. Однако они не говорят: “Нет, этого не было”.

Не слишком замечают обвинения в нарушении прав человека и европейские лидеры. Например, Ангела Меркель, от которой многие в Москве ожидали критики кремлевской политики, подтвердила все предыдущие договоренности между Владимиром Путиным и Герхардом Шредером, стараясь не педалировать темы Чечни или закона об НКО.

Подобное поведение западных лидеров должно радовать Владимира Путина, которому в прежние годы не раз приходилось уходить и отбиваться от разговоров о нарушении прав человека в Чечне.

Запад ради борьбы с терроризмом нарушает права человека пытками и вторжением в частную жизнь (т. е. в конечном счете ради соблюдения прав одних людей нарушает права других). Ну а Восток традиционно ставит государственные ценности выше индивидуальных. Во внешнеполитической риторике и те и другие могут использовать данные отчета в свою пользу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать