Статья опубликована в № 1541 от 30.01.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Братья по погонам

От редакции: Братья по погонам

В России появился независимый и не боящийся высоких чинов суд. Находится он в Челябинске. Как сообщил “Интерфакс”, в субботу он выпустил из-под стражи троих офицеров – фигурантов громкого уголовного дела. Судья ослушался грозных инструкций руководства Минобороны и Главной военной прокуратуры о необходимости сурового наказания виновных. Прокуратура настаивала: подозреваемые представляют общественную опасность и могут оказать давление на свидетелей. Однако суд счел, что офицеры не представляют опасности для общества, и вынес гуманное решение. Одно из оснований освобождения – двое малолетних детей у одного из отцов-командиров. Аплодировать смелости человека в мантии и его приверженности принципу презумпции невиновности мешает лишь одно обстоятельство.

Дело это – о зверском избиении молодого солдата Андрея Сычева. Под подписку о невыезде выпущен не только дежурный по училищу, находившийся в новогоднюю ночь в Челябинске, в 60 км от батальона, где происходили события. Освобождены и другие офицеры, “не заметившие” неуставной вакханалии, а затем пытавшиеся скрыть нанесение тяжких увечий. Они подозреваются в злоупотреблении должностными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия. По официальной градации это преступление относится к категории тяжких. Санкция – до 10 лет.

Гуманность военной юстиции в скандальном деле контрастирует со строгостью Фемиды к людям без погон в другом не менее громком процессе. Юристу ЮКОСа Светлане Бахминой за хищение в особо крупных размерах светят те же 10 лет, что и челябинским офицерам. У нее, так же как и у одного из фигурантов “дела Сычева”, двое малолетних детей. Однако молодую женщину держат за решеткой с декабря 2004 г. Из-за деяний, в которых подозревают Бахмину, никто не стал инвалидом, за нее готовы поручиться депутаты Госдумы. Видимо, юрист может повлиять на ход следствия сильнее, чем офицеры, которые, возможно, вернутся к командованию солдатами, выступающими сегодня свидетелями против них (военная прокуратура – и гарнизонная, и окружная – отказываются уточнять это обстоятельство).

Милость юстиции к падшим обладателям погон стала притчей во языцех – вспомним хотя бы процесс над подполковником Владимиром Завадским, осужденным условно в 2005 г. за гибель школьника на военных сборах. Возможно, дело в том, что военные суды меньше гражданских загружены делами и нередко принимают более взвешенные решения, чем их коллеги. Однако нельзя забывать о том, что военные судьи, выносящие взвешенные решения в отношении офицеров и генералов, носят под мантиями такие же мундиры и погоны, как и обвиняемые. Глава военного ведомства подписывает приказы о присвоении им очередных воинских званий, от которых нередко зависит карьера, а начальник гарнизона и командующий округом до недавнего времени решали вопрос с помещениями и оборудованием для военных судов и квартирами военных судей. Так что о независимости военных судей сегодня можно говорить лишь условно. Так, может, стоит перейти к принципу экстерриториальности судов, действовавшему в России в конце XIX – начале ХХ в.?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать