Статья опубликована в № 1541 от 30.01.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Нет героя в отечестве

От редакции: Нет героя в отечестве

Саммит Всемирного экономического форума (ВЭФ), завершившийся вчера в Давосе, фактически не был отмечен присутствием действительно ярких политиков, способных стать героями форума и его ведущими ньюсмейкерами. Россия же в Давосе уже традиционно оказалась на периферии внимания участников. Тем более странным в этом случае кажется то, что президент России Владимир Путин не воспользовался прекрасной возможностью, каковой является давосский форум, чтобы представить Россию в новых для нее глобальных ролях и ответить на накопившиеся к стране и к нему лично вопросы.

У давосского форума нередко в последние годы находились герои, приковывавшие всеобщее внимание. Героем прошлого саммита, зимой 2005 г., стал Виктор Ющенко – триумфатор украинской оранжевой революции. Его выступления собирали полные залы высокопоставленных политических и бизнес-слушателей, ему аплодировали стоя. При этом, хоть и затененный фигурой Ющенко, внимание прессы и участников форума снискал и премьер Великобритании Тони Блэр, представлявший в Давосе повестку года председательства Британии в “большой восьмерке”.

Ранее, в 2001 г., в центре внимания саммита оказывались также президенты Мексики Висенте Фокс и Югославии Воислав Коштуница – как новоизбранные лидеры важных в экономическом плане стран, представлявшие свои планы действий на будущее. В меньшей степени (опять же из-за экономики), но все же привлек внимание форума президент Грузии Михаил Саакашвили (2004 г.).

Оказывались в центре внимания, часто весьма неоднозначного, давосских саммитов и представители России. Геннадий Зюганов ожидаемо оказался в центре внимания Давоса-1996 как наиболее вероятный будущий президент России. Это так напугало российских олигархов, что они сумели отбросить противоречия и объединиться вокруг Бориса Ельцина в том же Давосе. В 2001 г. Олег Дерипаска оказался единственным из участников саммита в Давосе, чье приглашение отозвали.

Наконец, героем Давоса-2000 стал тогда еще будущий президент Путин, даже не приехавший в Швейцарию, когда вопрос журналистки Philadelphia Inquirer Труди Рубин “Who is Mr. Putin?” поверг в смущение и растерянность представительную российскую делегацию.

Можно утверждать, что сегодня спрос на прямые и однозначные ответы на вопросы о сути политики российских властей, а также об их планах на будущее едва ли не выше, чем в далеком 2000 г. И на то есть объективные причины.

Во-первых, несмотря на все сомнения и опасения, России все же позволили возглавить G8 в 2006 г. Однако декларации по основному вопросу повестки дня нашего председательства – энергетической безопасности в мире и роли России как одного из ее гарантов – сильно расходятся с реальными шагами Москвы, и в частности с напугавшей всю Европу “газовой атакой” на Украину.

Во-вторых, G8 позиционируется как клуб ведущих экономик и демократий мира. По экономическому критерию Россия отбор явно не проходит. Но и с демократией в последние два года вопросов становится все больше – тут и отмена выборов губернаторов, и шумная кампания против общественных организаций со шпионскими скандалами в духе холодной войны.

Наконец, в-третьих, обещания вице-премьера Александра Жукова, данные в Давосе в 2005 г. – о конце “налогового террора”, о том, что национализации не будет, – де-факто забыты. Налоговое давление на бизнес усиливается, “Газпром” скупает активы во всех секторах экономики, на пути иностранных инвесторов ставят все новые барьеры и ограничения. И это в то время, когда инвесторы как никогда заинтересованно смотрят на развивающиеся экономики, ища там компании – лидеры будущего.

В Давосе в 2006 г. аккредитованы 233 журналиста ведущих телекомпаний и изданий мира. Посетив саммит и, без сомнения, став его героем, президент Путин получил бы идеальную площадку для разъяснения своих целей и стратегии миру, для предотвращения растущей изоляции России от стран Запада и привлечения в страну инвесторов, ищущих партнеров в странах с развивающейся экономикой. Так почему же это не было сделано? Нечего сказать? Или не хватает смелости сказать правду? 

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать