Статья опубликована в № 1559 от 26.02.2006 под заголовком: ВЕЩЬ НЕДЕЛИ: Жертвы зимы

Жертвы зимы

Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

Прежде чем что бы то ни было говорить по случаю трагедии на Басманном рынке, давайте – хотя б в мыслях своих – помолчим минуту, пособолезнуем несчастным, погибшим под бетонными глыбами.

А потом вообразим себе жизнь, какую ведут на московских рынках азербайджанские торговцы и их таджикские подсобники: эту постоянную утомительную муравьиную толкотню и копеечную жадность, благодаря которой только и можно зацепиться в чужой и холодной во всех смыслах этого слова Москве; их вросшую в лицо улыбку, какой они встречают нас, источник их благополучия, образец для подражания и, весьма возможно, предмет тайной нелюбви; наконец, их жалкий, нищий быт, вынуждающий их ночевать прямо на рынке, т. е. в помещениях, в последнюю очередь приспособленных для ночлега.

В этой их жизни есть, давным-давно поселилось понятие “крыша рынка”, но означало оно до трагического дня 23 февраля отнюдь не бетонную конструкцию, но людей, жестоких и корыстных. Теперь вот страшный случай вернул словам их подлинное значение.

Через какое-то время, надо надеяться, станет ясно, что именно послужило непосредственной причиной обрушения крыши; найдутся и конкретные виновные – и будут наказаны, например все тот же архитектор Нодар Канчели, поскольку одна из версий следствия – это ошибки при проектировании. (Еще две – нарушение правил эксплуатации и ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.) Но у трагедии на Басманном рынке есть и более общий, символический смысл: старая, еще советская инфраструктура не выдерживает современных рыночных отношений, пусть даже самых примитивных. И нынешней зимой, ознаменовавшейся сильнейшими морозами, все эти инфраструктурные проблемы только обострились.

А еще нельзя не обратить внимания на то, как привычно и профессионально стали действовать московские спасатели, городские власти и даже журналисты, воспитанные на террористических несчастьях. И мы, зрители этих несчастий, также профессионализировались: мы прекрасно знаем, что за чем последует, когда к месту трагедии прибудет мэр и даже примерно какие слова скажет, а когда с предварительными заключениями о причинах катастрофы выступит представитель какой специальной службы...

Единственная разница состоит в том, что в четверг был не террористический акт, т. е. списать трагедию на чей-то злой умысел нельзя. А в таких случаях ответственность за происходящее несет все общество сразу, в том числе и мы, профессионализировавшиеся зрители: в некотором смысле это мы все неправильно эксплуатируем, это ненадлежащее исполнение нами своих обязанностей вызывает техногенные аварии.

Много есть забавных историй о том, как доносят друг на друга американцы или голландцы, сообщая властям о тех или иных нарушениях, допущенных соседями. С одной стороны, нам, пережившим сталинскую эпидемию доносительства, это слышать отвратительно; с другой – развитое гражданское общество как раз и отличается вниманием к тому, до чего злокозненно или по халатности не доходят руки у властей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more