Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1566 от 07.03.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Отдача капитализма

От редакции: Отдача капитализма

Решение Уоррена Баффетта отдать после смерти все состояние ($44 млрд) на благотворительные нужды удивило многих. Пока Баффетт не думал о смерти, на благотворительность он тратил очень мало в отличие от коллег – по различным рейтингам самых богатых людей мира. Вместе с тем это решение подтверждает тенденцию последних лет – благотворителей и благотворительности в мире становится все больше.

Признанный лидер на рынке филантропии – США. В 2004 г., как сообщает The Economist, американцы в общей сложности пожертвовали $249 млрд (в 1970-м в сопоставимых ценах – чуть больше $100 млрд) или 2% от ВВП. В Штатах исторически сложилась традиция частных социальных учреждений – больниц, библиотек, университетов и т. п., – основанных богатыми филантропами. На этот пример ориентируются страны, которые готовы уменьшать роль государства в социальной сфере, – в Европе, Латинской Америке, Азии. Впрочем, социальное бремя во всех странах мира еще долго будет лежать на государстве. Социальные расходы американской казны составляют 18% ВВП.

Что бы это ни было – искреннее стремление помочь людям, попытка замолить грехи, потешить самолюбие, мода, наконец, – но ряды филантропов ширятся. Причина, лежащая на поверхности, – рост числа богатых людей. По подсчетам Forbes, в мире сейчас 691 миллиардер (против 423 в 1996 г.). Более глубокая причина в том, что половина нынешних богатых – это те, кто заработал сам. К их числу относится и крупнейший благотворитель планеты Билл Гейтс (общая сумма пожертвований – $31 млрд). Этим людям не интересно сидеть на деньгах и не интересно просто их раздавать, не думая о результатах. Они пытаются заниматься благотворительностью как бизнесом, инвестируя в схемы и проекты, создающие “новую социальную стоимость”. Смысл в том, чтобы по аналогии с бизнесом добиваться максимальной социальной отдачи.

В обзоре мировой благотворительности журнала Economist Россия названа “исключением”. Сейчас, по разным оценкам, благотворительные организации тратят в России около 15 млрд руб. в год (примерно $536 млн, или 0,07% ВВП).

Представители неправительственных некоммерческих организаций и социологи в один голос говорят, что нынешний российский бизнес просто боится заниматься благотворительностью. Есть и экономические причины. Как известно, сегодня благотворитель фактически дважды облагается налогом: сначала он зарабатывает деньги и платит налог на прибыль, потом жертвует их – и с этого пожертвования снова вычитаются налоги. В середине февраля широко обсуждалась возможность создания в России эндаументов – фондов, которые профессионально инвестируют средства доноров и тратят на благотворительность инвестиционный доход, который не облагается налогом на прибыль. Этот проект предложила правительству комиссия по благотворительности Общественной палаты, возглавляемая Владимиром Потаниным. Правительство и Кремль вроде бы одобрили идею.

Грустно и то, что благотворительность непопулярна. В ходе прошлогоднего опроса, проведенного в Москве по инициативе Форума доноров, 24% опрошенных сказали, что благотворительные фонды созданы лишь для прикрытия шпионской деятельности, а 55% – для отмывания денег. При этом 28% опрошенных заявили, что благотворительность вредна, поскольку развивает иждивенческие настроения.

В прошлом году президент Путин заявил, что общественные организации будут получать помощь из бюджета. Эта мера в конечном счете мешает формированию горизонтальных связей (и в этом смысле идеально ложится в идеологию властной вертикали). А также лишает нашу неразвитую благотворительность инновационной составляющей. Уже сейчас пресловутая “социальная ответственность бизнеса” в основном сводится к советской модели “шефства”, когда предприятия несут на себе никак не связанные с их бизнесом социальные проекты.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать