Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1574 от 20.03.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Удобная страна

От редакции: Удобная страна

Молодые французы опять протестуют. Если в прошлом году это были в основном отпрыски неблагополучных семей, то теперь скорее наоборот. Нововведения, которые не понравились студентам Сорбонны, были задуманы для того, чтобы помочь жителям бедных пригородов найти работу.

Новый закон позволяет работодателю в течение первых двух лет без объяснения причин увольнять молодых (до 26 лет) работников. Подразумевалось, что работодатель не будет бояться брать неопытного сотрудника, если всегда есть возможность его уволить. Но эта либеральная идея большинству французов не нравится. Почти 70% избирателей требуют отмены реформы. Местные обозреватели уверены, что французский премьер Доминик де Вильпен будет вынужден в итоге уступить давлению улицы. Все сейчас вспоминают волнения 1968 г. Но разница между теми событиями и нынешними очевидна – тогда на баррикадах были юные революционеры, а сейчас – юные консерваторы.

Но для российского работника или российского студента все здесь непонятно. Что это с ними там в Париже? Наш трудовой рынок регулируется вполне либеральным Трудовым кодексом, который, впрочем, не мешает работодателю увольнять работника в любое время и независимо от возраста и квалификации. И никто из-за этого не пойдет на улицу.

По данным ФОМ, в конце 1990-х уровень протестной активности не опускался ниже 6–8% взрослых россиян. С начала века он не поднимается выше 3%. Причина, по мнению социологов, в том, что люди перестали отождествлять государство и работодателя. Даже бюджетники. Правда, в прошлом году власть подставилась с монетизацией льгот, что вызвало широкие протесты. Широкие по российским меркам – от 100 000 до 300 000 человек. (Во Франции в субботу на улицы вышло более 500 000 людей.) Но и такая сравнительно небольшая активность насторожила российские власти. С тех пор государство старается не раздражать население радикальными экономическими реформами.

Относительно масштабные акции в последнее время проводят автомобилисты (движение “Свобода выбора”). Пенсионеры и автолюбители – вот две самые протестно активные категории населения в России.

Новые профсоюзные лидеры последнего времени – независимый профсоюз “Форд Мотор Компани” во Всеволожске – потерпели первое поражение, очередная их забастовка не достигла цели, поскольку менеджмент нанял временных рабочих.

Между тем ситуацию в сфере труда благостной не назовешь. Средняя зарплата в России, по данным Росстата, в январе 2006 г. достигла $330, во Франции – около 3800 евро, или примерно $4600 (данные Mercer). По уровню безработицы, правда, Франция опережает Россию: 9,5% против 7,7% (данные Минэкономразвития) экономически активного населения. Среди стран “большой восьмерки” по этому показателю Россия третья, Франция – вторая. Лидирует Германия (12,4%).

У российского работодателя масса возможностей быть гибким с трудовыми ресурсами. Это прежде всего увольнение “по собственному желанию”, против которого мало кто протестует. Это увольнение по окончании испытательного срока (в течение которого платится половина зарплаты) с мотивировкой “не справился”, по фиктивному сокращению штатов, за несуществующие взыскания и т. п. Обращения в суд редки.

Треть граждан России по-прежнему получают зарплату в конвертах – и довольны этим. Прошлогоднее снижение ЕСН не дало результатов. Объем серых зарплат не меняется в процентном значении и растет в абсолютном. И увеличить долю белой зарплаты будет сложно до тех пор, пока граждане России не поймут необходимость выплачивать все налоги и связывать произведенные выплаты с размером пенсии. Понятно, что эта треть населения не будет протестовать просто потому, что ничего доказать не сможет, а конверта своего лишится. Что уж говорить о 1,5 млн мигрантов, которые, согласно докладу ООН, работают в России в условиях, “приближенных к рабским”.

В общем, в России дешевая и послушная рабочая сила, с которой бизнес и государство могут проводить любые эксперименты. Например, эксплуатировать и реформировать сколько угодно. Вот бы узнать, почему мы до сих пор не стали евро-азиатским тигром с экономическим ростом в 10–15%?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать