Статья опубликована в № 1594 от 17.04.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Дым отечества

От редакции: Дым отечества

Там, где речь идет о национальной безопасности, конкуренция должна уступать дорогу. Руководитель Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин считает, что российский бизнес, используя офшорные компании для размещения IPO на иностранных биржах, превращает Россию в колонию. Вопрос о недопущении этого Вьюгин намерен поставить перед руководством страны.

Если “наверху” Вьюгина поддержат, российский фондовый рынок начнет расти вопреки законам конкуренции. В этом можно усматривать и личный административный интерес главного регулятора – любому начальнику хорошо, когда курируемая отрасль растет. Но Вьюгин прав стратегически: чем больше будет российский фондовый рынок, тем лучше для экономики и в результате для тех же компаний; сейчас отсутствие в стране дешевых денег – серьезная преграда для развития бизнеса. Нынешнее соотношение никак не может радовать главного регулятора: за последние два года российские компании в ходе IPO привлекли за рубежом $4 млрд, а в России – $0,5 млрд.

Стратегическая правота цели ФСФР сочетается с применением сомнительных тактических методов ее достижения. Вьюгин, в сущности, предложил российским компаниям или размещаться в России и иметь дело с его ведомством, или же разбираться с теми, кто ведает в стране “национальной безопасностью”.

Запреты – обычный метод для российских чиновников. Центральный Банк, стремясь защитить российскую банковскую систему от крупных заграничных конкурентов, запрещает иностранным банкам открывать в России филиалы – в отличие от “дочек” они находятся вне юрисдикции ЦБ, и им было бы значительно проще работать на рынке. Вместо того чтобы дать российским банкам необходимый для конкурентной борьбы инструментарий, ЦБ предпочитает защищать рынок путем ограничений, что, кстати, значительно осложняет переговоры по вступлению России в ВТО. То же самое происходит и на рынке ценных бумаг – вместо того чтобы создать для российских компаний выгодные условия внутри страны, их просто постараются не выпускать за границу.

ФСФР работает над созданием условий – например, только что в ЦБ отправлен на согласование законопроект об инсайде, превратить который в закон ФСФР рассчитывает в мае. В феврале – марте были приняты поправки в законодательство, значительно упрощающие размещение IPO в России. Правда, разрабатывались поправки полтора года, да и законопроект об инсайде имеет давнюю историю. Пока не готов законопроект о производных ценных бумагах.

Однако и законотворческих успехов ФСФР будет недостаточно, чтобы в российском бизнесе окрепло доверие к родным рынкам. Недавно президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин высказался в том духе, что заграничное IPO – один из способов защиты “от неопределенности, от государства”. ФСФР может сколько угодно критиковать “Евросеть” за планы проведения IPO в Лондоне через голландскую материнскую компанию Euroset Holding – как может поменять эти планы компания, у которой в России милиция при неясных обстоятельствах конфискует товар на $19 млн?

Очевидно, что с этим глава ФСФР ничего поделать не сможет, как и с множеством других рисков, связанных с размещением бумаг в России, – малый объем рынка (“Роснефть”, например, планирует получить с помощью IPO $15 млрд, что едва ли возможно на российском рынке), налоговый прессинг, слабая защита прав акционеров и другие российские радости. Раз уж Вьюгин решил жаловаться на российские компании высшему руководству, может, он заодно объяснит “верхам” и основные причины бегства капитала? Национальной безопасности это точно не повредит.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать