Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1597 от 20.04.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Отель строгого режима

От редакции: Отель строгого режима

Вчера стал наконец известен приговор юристу ЮКОСа, матери двоих детей, Светлане Бахминой: семь лет лишения свободы в колонии строгого (на самом деле общего, поправилась судья) режима. Строгий режим для женщин отменен, а так, видимо, хотелось.

А вот сообщение совсем, казалось бы, из другой области: вчера же красноярские бизнесмены озаботились развитием туризма в крае. Чем завлечь туриста? В первую очередь решили восстановить закрытый в 1961 г. сталинский пантеон в поселке Курейка, где будущий вождь отбывал ссылку с 1914 по 1916 г.

Но зачем же этим ограничиваться? Российская лагерная история не закончена. Она творится прямо на глазах – появляются новые и новые объекты: Краснокаменск, где сидит Михаил Ходорковский; колония в поселке Харп, где отбывает наказание Платон Лебедев; и теперь вот будущее место заключения Cветланы Бахминой.

Вероятно, все это поможет российской туристической индустрии, которая, прямо сказать, пока не является локомотивом российской экономики. Ездят к нам мало. По сведениям Российского союза туриндустрии, в 2005 г. в нашей стране побывали около 2,4 млн иностранцев – ненамного больше, чем в Израиле (1,9 млн). Для сравнения: Испанию посетили около 53 млн человек, Турцию – около 20 млн. Внутренний туризм не компенсирует недостатка въездного. Доходы от индустрии путешествий в 2005 г., по оценке Федерального агентства по туризму и физической культуре, составили от 3,5% до 4% ВВП – это в полтора раза меньше, чем в Турции и Испании. Иностранных туристов пугают в нашей стране криминал, плохие гостиницы и их дороговизна.

До той же Курейки сейчас трудно добраться – регулярного автомобильного и авиационного сообщения нет. Для того чтобы проплыть 1600 км по Енисею из Красноярска, нет ни одного комфортабельного круизного корабля. Вряд ли есть в Курейке и достойные гостиницы для размещения экскурсантов. Но все впереди.

Возможностей в России много. Почему-то пока не слишком велики турпотоки (около 20 000 человек в год) на далекие Соловки, где ОГПУ создало в 1920-х гг. первый постоянный лагерь для истребления политических оппонентов. Например, Майданек и Треблинку в Польше посещают от 2 млн до 3 млн туристов в год. Не много туристов бывает в мемориальном Пермском политическом лагере. И дело не только в географической отдаленности этих мест. Ничего не слышно и об обустройстве зон экстремального туризма в норильских лагерях, заключенные которого, кстати, и возводили сталинский пантеон. Незаметен интерес предпринимателей к заброшенным рудникам и острогам, где отбывали каторгу декабристы и народники. Чем обусловлен выбор красноярцев? Они, вероятно, тонко чувствуют настроения в стране. По данным социологов, культ Сталина жив – число россиян, высоко оценивающих его роль в истории, не уменьшается и колеблется от 47% до 53%.

А значит, в России возможно возникновение новых сталинских мемориалов. Благо мест достаточно – дачи в Москве, Сочи и Абхазии. А есть еще место ленинской ссылки – Шушенское, которое за последние годы из идеологического заповедника превратилось в интереснейшую этнографическую деревню.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать