Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1605 от 03.05.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Левая резьба

От редакции: Левая резьба

Левый реванш в действии? Советский Союз умер, но дело его живет? Первого мая президент Боливии Эво Моралес национализировал нефтегазовую промышленность страны. За два дня до этого лидеры Боливии, Венесуэлы и Кубы подписали трехстороннее торговое соглашение, предусматривающее отмену или снижение тарифов. Все это в пику вашингтонскому проекту Зоны свободной торговли Америк.

Игроки на рынках нефти и газа получили еще одну причину взвинтить цены, а политологи – заговорить о триумфе “левого проекта” и “социализма XXI века” в странах Латинской Америки. В самом деле: левые правят в Аргентине, Бразилии, Уругвае, Парагвае, Венесуэле, Чили, Боливии. После первого тура выборов в Перу имеет хорошие шансы победить бывший путчист Ольянта Умала, выступающий под лозунгами национализации и повышения налогов на частный бизнес. По прогнозам экспертов, левые могут победить этим летом на выборах в Мексике, Эквадоре и Никарагуа (там бьется нестареющий Даниэль Ортега).

Мир успел отвыкнуть от левых идей, и сейчас мода на все левое возвращается. Но мода – это для молодежи. В жизни все сложнее. Есть левые и левые. Речь идет о поединке не между правыми и левыми, а скорее между ответственными политиками и популистами.

Как известно, многие элементы государственного социализма успешно реализованы в странах Европы – во Франции, Швеции или Норвегии. В самой Латинской Америке – в Аргентине, Бразилии, Чили, Уругвае – у власти находятся левоцентристы, ответственные политики, которые пытаются взять лучшее из государственнической и либеральной модели экономики.

Правые проиграли раньше: когда у них была возможность, они не решили главной проблемы – сильного имущественного неравенства, характерного для Латинской Америки. В Боливии за чертой бедности живет 62% населения, в Перу – 54,7%, в Мексике – 37%. Латинская Америка и страны Карибского бассейна остаются континентом с наибольшим разрывом между богатыми и бедными в мире. Это сочетание – расслоение и демократическая процедура выборов – и привело к власти популистов.

Конечно, сыграли свою роль и ослабление влияния США, и потеря доверия к МВФ после экономического кризиса конца 90-х – начала 2000-х, и, вероятно, рост сопротивления глобализации во всем мире.

На Кубе, в Венесуэле и Боливии у власти оказались левые радикалы. Их социализм своеобразен: прежде всего это национализация стратегически важных отраслей, оформленная антиимпериалистической риторикой. Речь идет об экономическом национализме. Схема боливийской национализации характерна: по новым правилам государство получит минимум 50% плюс 1 акция во всех нефтяных и газовых компаниях. Размер роялти и налогов на прибыль для компаний сектора уже составляет 50%, для двух газовых месторождений с добычей более 100 млн куб. м газа в сутки он будет увеличен с 50% до 82% от прибыли (подробнее см. статью на стр. Б3).

Примерно так действовал и Уго Чавес в Венесуэле. Недавно Национальный конгресс рассматривал вопрос об увеличении налогов и роялти для нефтяников, добывающих нефть в районе бассейна реки Ориноко, с 16,7% до 30%, налога на прибыль – с 34% до 50%. Решение пока не вступило в силу. В каждом из проектов этого района миноритарная доля принадлежит венесуэльской госкомпании PDVSA. С 1999 г. Чавес уже несколько раз поднимал ставку роялти и налога на прибыль для нефтяников.

Когда нефть дорога, государство стремится к национализации добычи. Во что обойдется популизм, станет ясно, когда цены на нефть стабилизируются или пойдут вниз.

Любопытно, что компанией, сильнее всех пострадавшей от национализации в Боливии, станет Petrobras, контролируемая правительством Бразилии, где у власти находятся левые. Но не такие левые, как в Боливии. Президент Луис Игнасио Лула да Силва тоже начинал с радикальных лозунгов, а затем научился договариваться и с внешним миром, и с компетентными экономистами в своей стране.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать