Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1612 от 15.05.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Царь, друг хана

От редакции: Царь, друг хана

В пятницу, в годовщину трагедии в Андижане, президент Узбекистана Ислам Каримов на встрече с Владимиром Путиным поблагодарил его за помощь и заявил, что готов продать российскому бизнесу долю собственности в добывающей промышленности (нефть, газ, золото, уран) и индустриальных объектах (Ташкентский авиазавод и Ангренский металлургический комбинат). Такова, вероятно, цена поддержки, которую оказала Москва Ташкенту в мае – июне 2005 г.

Год назад, 12 мая 2005 г., несколько сотен жителей узбекского города Андижан, возмущенные арестом 24 предпринимателей, обвиненных в антикаримовском заговоре, захватили тюрьму, выпустили заключенных, затем заняли воинскую часть и здание местной администрации. К восставшим присоединилось несколько десятков тысяч жителей города. Они протестовали против бедности и ее главной причины – разгула коррупции в Ферганской долине, где проживают 12 млн человек – 30% населения Узбекистана. Армия и внутренние войска Узбекистана к утру 14 мая жестоко подавили волнения. По официальным данным, погибли 187 мирных жителей, по сведениям Human Right Watch, их число колеблется от 700 до 1500.

Представители стран Евросоюза и США потребовали независимого международного расследования. Но Каримов отказался допустить иностранных экспертов и поставил крест (или, наоборот, полумесяц) на сотрудничестве с Западом.

Нет никаких сомнений в том, что у России есть рычаги воздействия на Узбекистан. Намек на прекращение допуска газа к российской трубе или запрет Геннадия Онищенко использовать узбекский хлопок из-за повышенного содержания пестицидов сделали бы Ташкент максимально сговорчивым. По данным Росстата, в 2004 г. оборот двусторонней торговли составил около $1,4 млрд, а в 2005 г., по данным таможенной службы, – почти $1,8 млрд. Это от 15% до 20% внешнеторгового баланса Узбекистана. Доля второго по важности партнера, США, в 2004 г. не превышает 6,5%. Но, как и в случае с Белоруссией, Россия использует свои преимущества прагматично. Она поддержала версию Ташкента о том, что волнения вспыхнули не из-за вопиющей бедности и разгула коррупции, а вследствие вмешательства иностранных исламских экстремистов. События в Андижане и их расследование для российского руководства – внутреннее дело Узбекистана, а вот узбекские активы – дело гораздо более интересное.

На первый взгляд эта позиция принесла России политические и экономические дивиденды. Но достаточно ли просчитаны политические риски? И дело не только в том, что встреча Путина и Каримова совпала с годовщиной кровавой бойни в Андижане. Помощь Москвы позволяет Ташкенту подавлять оппозицию. Хорошая внешняя конъюнктура помогает сохранять видимость благополучия, не проводя реформ, которые дали бы работу миллионам обездоленных жителей Ферганской долины. По мнению экспертов, сохранение этой ситуации уже через три-четыре года может привести к социальному взрыву, способному смести не только тоталитарный режим в Узбекистане, но и перекинуться на соседние страны. В этом случае Россия потеряет влияние в регионе – ее поддержка Каримова, Рахмонова и Ниязова подорвала веру национальной элиты и народов этих стран в “большого белого царя”, которому с конца XIX в. можно было жаловаться на произвол местных ханов. “Белый царь” стал другом хана, он покупает его драгоценности, не обращая внимания на страдания подданных.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать