Статья опубликована в № 1621 от 26.05.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Культура развода

От редакции: Культура развода

Недавнее отделение Черногории от Сербии, завершившее окончательный распад Югославии, привлекло внимание многих. Особенно пристально за референдумом и последующей реакцией Белграда и Подгорицы следили автономии бывшего СССР, добивающиеся признания де-юре их фактической независимости. “Такой цивилизованный путь самоопределения можно только приветствовать. Теперь независимость должны получить и Абхазия, и Южная Осетия”, – заявил президент Абхазии Сергей Багапш. “Недавний референдум в Черногории – важный прецедент. Если мировое сообщество готово признать независимость Черногории и Косова, то, я думаю, им будет очень сложно объяснить, почему они не признают Нагорный Карабах”, – добавил глава НКР Аркадий Гукасян. Наконец, совет общественных организаций Приднестровья попросил Владимира Путина и российскую Госдуму стать гарантами будущего референдума о независимости.

Сербские политики среагировали на итоги референдума спокойно и с достоинством. “Я поддерживал сохранение союзного государства, но, будучи демократическим президентом демократической республики, я признаю выражение свободной воли граждан Черногории”, – заявил президент Сербии Борис Тадич. В 1905 г. так же поступил шведский король Оскар, признавший независимость Норвегии. Тем же путем прошли Чехия и Словакия. Хорошо, когда невозможность дальнейшего совместного существования осознают обе стороны. Они спокойно договариваются о разделе имущества и будущих встречах и сохраняют дружеские взаимоотношения.

Процесс самоопределения и объявления независимости похож на развод. Или на ситуацию, когда взрослые дети заявляют о желании вести отдельное хозяйство. Правила в такой ситуации игры общие для всех – международное право в первом случае и Семейный кодекс – во втором. Но бывает, что кто-то из членов семьи не желает отпускать супруга, младшего брата или ребенка. Тогда возможны разные сценарии. Одни переступают через амбиции и признают право другого человека жить собственной жизнью.

Противоположный пример – кровавый распад Югославии, президент которой Слободан Милошевич никак не желал признавать закрепленное международными законами и конституцией Югославии право на самоопределение. Абхазия, Южная Осетия, Карабах и Приднестровье находятся в еще более сложном положении. Тбилиси, Баку и Кишинев против сецессии экс-автономий. Их независимость формально противоречит принципу нерушимости послевоенных границ.

Слишком далеко вести эту аналогию, конечно, не стоит. Чрезмерно эмоциональное отношение к разводу во внешнеполитической сфере еще опаснее, чем в семейной жизни. Отделение Черногории от Сербии свидетельствует о том, что процесс балканизации – дробления – в Европе до сих пор продолжается. Но обе страны с большой вероятностью когда-нибудь включатся и в обратный процесс – интеграционный. Ведь именно так произошло с Чехией и Словакией. Они мирно разделились в 1992 г. и объединились в составе Евросоюза в 2004 г. – всего через 12 лет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать