Статья опубликована в № 1642 от 27.06.2006 под заголовком: КОНЪЮНКТУРА: Музей восковых фигур

Конъюнктура: Музей восковых фигур

В России нет музея Гоголя. В Москве его не открывают, потому что нет подходящей коллекции. В Европе в такой ситуации лепят восковые фигуры. Подобный музей Гоголя был бы для нас очень полезен – потому что гоголевские персонажи вовсе не мертвые души, а самые что ни есть живые. Хоть и прошло 150 лет.

Возьмем, например, участившиеся в последнее время публикации о том, что в России сформировался средний класс, готовый к строительству гражданского общества и борьбе за свои права. Дескать, он недоволен чрезмерной ролью государства в его жизни. И уже скоро начнется создание новой социальной системы. Примеров приводится масса – скажем, борьба автолюбителей за свои права.

Тут невольно вспомнишь образ Манилова, мечты которого были не менее светлыми. Ведь значительная часть среднего класса живет как раз за счет симбиоза с государством. Те же автолюбители борются не со взятками на дорогах, а с запретом праворульных автомобилей или с эвакуаторами. Потому что в целом система их устраивает. Размер взятки автоинспектору обычно меньше штрафа, который нужно заплатить. Если бы водители делали все причитающиеся по закону выплаты за нарушения, большая их часть давно бы разорилась, учитывая уровень дисциплины на российских дорогах. Поэтому негласный договор водителей с государством в лице автоинспекторов выгоден всем. Но если объем поборов начинает расти, появляется недовольство, которое принимается за борьбу за цивилизованные правила.

Не менее наивны размышления о частном бизнесе, только и ждущем установления равных для всех правил игры. Наоборот, большая часть бизнесов строится на системе исключительного доступа к государственным благам, будь то бюджетные деньги, государственные контракты, лицензии, связи на таможне и в налоговой инспекции и т. д. Талант российского предпринимателя – это зачастую способность установить выгодную схему сосуществования с чиновниками. Или же придумывать аферы, обманывая то клиентов, то партнеров, то государство. Значительная часть предпринимателей – это Чичиковы, создающие коррупционные схемы или же занимающиеся махинациями. Чичиков граничит с Ноздревым, который пытается решать проблемы, сочиняя истории про выходы на самый верх и знакомства с сильными мира сего, предлагая вам пуститься в сомнительные предприятия с целью вас же обдурить.

На этом экономика не заканчивается, потому что иначе у нас не было бы бюджетного профицита. А он образуется в основном за счет функционирования созданных в советское время активов. Ими управляют Чичиковы, которые стремятся их “отжать”, максимизировав свою прибыль, или Собакевичи – “крепкие хозяйственники”, не готовые к инновационным прыжкам, но обеспечивающие функционирование предприятий.

Создаваемые в этом сегменте деньги идут на содержание в том числе Коробочек и кучеров Селифанов. К этому типу можно отнести бюджетников, которые уверены, что им надо платить больше – независимо от эффективности их деятельности.

Конечно, галерея актуальных гоголевских персонажей намного шире. Такой музей восковых фигур мог бы стать барометром перемен в обществе: как только типаж перестает быть легко узнаваемым, его можно отправлять на переплавку. Хотя, боюсь, для ликвидации такого музея нам нужно еще лет 150.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать