Статья опубликована в № 1649 от 06.07.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Гибкая твердость

От редакции: Гибкая твердость

Суверенное демократическое государство обязано защищать своих граждан и иностранцев, приехавших в страну в поисках политического убежища, – например, от похищений и иных преследований зарубежных спецслужб. Вне зависимости от того, кто ищет этих людей – дружественная страна или потенциальный противник.

Пример такого подхода продемонстрировала Италия. Вчера прокуратура Милана арестовала главу департамента контрразведки SISMI (военной разведки Италии) Марко Манчини. Офицера обвиняют в содействии в 2003 г. ЦРУ в тайном – без санкции суда и прокуратуры – вывозе имама Абу Омара, которого американские спецслужбы подозревали в причастности к “Аль-Каиде”. Манчини оказался за решеткой, невзирая на прежние блестящие контртеррористические операции. Одновременно итальянская прокуратура потребовала у США выдать 22 агентов ЦРУ, участвовавших в похищении Абу Омара.

В России на днях суд дал санкцию на выдачу Латвии одного из лидеров национал-большевиков – Владимира Линдермана (Абеля), которого Рига обвиняет в подготовке покушения на президента республики Вайру Вике-Фрейберге. Выдали, несмотря на то что в 2004 г. Дума и Генпрокуратура признали Абеля политическим беженцем. Впрочем, в случае с молодым нацболом российские власти соблюдали процедуру. Часто бывает, что правоохранительные органы выдают граждан государств СНГ, просивших у Москвы политического убежища, не дожидаясь санкции суда и решения о предоставлении статуса политэмигранта. Несмотря на 63-ю статью Конституции, запрещающую выдачу лиц, преследуемых по политическим мотивам, в 1996–1997 гг. были экстрадированы в Азербайджан без согласия прокуратуры экс-премьер Сурет Гусейнов и бывший министр обороны Рагим Газиев.

Правозащитники надеялись, что ситуация изменится после того, как право давать санкцию на экстрадицию передали суду. Но отечественные правоохранительные органы часто выдавали кандидатов в политэмигранты центральноазиатским союзникам, не дожидаясь решений суда или просто игнорируя их.

В 2003 г. суд отказался выдать Узбекистану Маннобжона Рахматуллаева, проживавшего в Саратовской области. Он подал заявление на получение гражданства РФ, но 21 июля 2005 г. в его дом ворвались трое в масках и увезли. Позже стало известно, что Рахматуллаева переправили в Узбекистан и осудили. Похитителей искать никто не собирается. Летом 2005 г. милиция и прокуратура Ивановской области едва не выдали Ташкенту 14 этнических узбеков (из них один – гражданин России), обвинявшихся в участии в андижанских событиях. От негласной экстрадиции их спасли коллективные жалобы правозащитников и письмо омбудсмена Владимира Лукина. Их здоровье и жизнь под угрозой – они до сих пор находятся в СИЗО и ожидают суда, хотя прокуратуре и милиции доподлинно известно, что в мае 2005 г. кандидаты на выдачу находились в России.

Даже наличие российского паспорта не гарантирует соблюдения правоохранительными органами 61-й статьи Конституции, запрещающей выдачу российских граждан за границу. В 2002 г. Туркмении выдали гражданина России Мурада Гарабаева, не дав ему возможности обжаловать в суде постановление об экстрадиции. В Туркмении ему грозила смертная казнь или длительный срок. Адвокат Гарабаева Анна Ставицкая направила жалобу в Страсбург. Европейский суд по правам человека рассмотрел ее в экстренном порядке – менее чем за полгода – и признал действия российских властей незаконными. В 2003 г. Гарабаева вернули в Россию, и через несколько месяцев Басманный суд оправдал его. В сентябре 2005 г. после выхода из казанского СИЗО исчез гражданин России 43-летний Алишер Усманов, работавший преподавателем шариата в Казанском высшем медресе, выдачи которого узбекские спецслужбы добивались в течение семи лет. Сотрудники иностранных спецслужб, повинные в похищении российских граждан, даже не объявлены в розыск. Не наказаны и сотрудники отечественных правоохранительных органов, без содействия которых вывоз российских граждан был бы невозможен.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать