Статья опубликована в № 1653 от 12.07.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Атом на черный день

От редакции: Атом на черный день

Нынешний рост цен на энергоносители и их истощение в обозримом будущем заставляют задуматься о новых источниках энергии. Потребление электроэнергии в мире, по расчетам управления энергетической информации (EIA) при Минэнерго США, вырастет к 2025 г. на 54%. Переговоры Владимира Путина и Джорджа Буша в ходе саммита G8 по проблеме ядерной энергетики в этом свете выглядят совершенно логично.

В США доля атомных электростанций в производстве электроэнергии сейчас составляет более 20%, в Германии – 32%, Японии – 34%, в Южной Корее – 39%, на Украине – около 45%, а во Франции – более 75%. Россия пока отстает от лидеров – отечественные АЭС дают около 16% электроэнергии. Программа по повышению их доли до 25% к 2030 г., представленная недавно Госдуме и поддержанная президентом, дорога (на ее реализацию потребуется $60 млрд), но выполнима. Впрочем, России важен не только рост производительности АЭС. Отечественные технологии в сфере использования мирного атома – один из немногих конкурентоспособных продуктов на рынке мирового хайтека.

Кроме того, в 2013 г. прекратит действие двусторонний договор, по которому США поставляют в Россию низкообогащенный уран и получают обратно готовое топливо для своих АЭС. Росатом уже получил большую часть причитающихся по этому контракту $32 млрд. Будущее соглашение может также облегчить поставки обогащенного урана в Болгарию, Венгрию, Словакию и Чехию, где работают АЭС с реакторами советской разработки. Наоборот, если затянуть подписание нового рамочного договора, то вероятно, что доля России будет ограничена установленной для стран ЕС квотой в 35%. Отечественные предприятия по переработке ядерного топлива, которые производят около 50% мирового энергетического урана, могут понести серьезные потери. Сумма нового долгосрочного контракта на переработку ядерного топлива, полученного из США, оценивается в $45–50 млрд. Кроме того, не добившись подписания договора, Россия потеряет возможность получить передовые технологии, позволяющие строить реакторы, работающие не на редком изотопе уран-235, а на более часто встречающемся в руде уране-238 и даже плутонии.

Вопрос в том, будет ли Вашингтон настаивать на размене: мы вам договор по топливу, а вы нам – прекращение строительства АЭС в Иране. Есть основания полагать, что ставить вопрос таким образом Вашингтону невыгодно. Российское топливо используют сейчас около половины из 115 действующих американских реакторов. Чем США возместят около 400 млрд кВт ч электроэнергии в случае прекращения поставок, неизвестно. Экологи опасаются, что Вашингтон и Москва договорятся о захоронении в России отработанного ядерного топлива (ОЯТ), произведенного в США и используемого на АЭС ряда стран Европы и Азии. Однако представители Росатома утверждают: они отказались от идеи экс-главы Евгения Адамова. Если это условие об отказе от ввоза ядерных отходов будет неукоснительно соблюдаться, взаимодействие в атомной энергетике может стать моделью для сотрудничества в других сферах.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать