Статья опубликована в № 1661 от 24.07.2006 под заголовком: ЧЕЛОВЕК НЕДЕЛИ: Капитан ЮКОСа

Капитан ЮКОСа

Уроженец Канзаса и американский гражданин Стивен Тиди пришел на работу в ЮКОС из ConocoPhillips, где он занимал пост президента по разведке и добыче в Европе, России и на Каспии, в августе 2003 г. Тиди наверняка понимал, во что ввязывается. Михаил Ходорковский еще появлялся на публике в качестве руководителя и основного владельца ЮКОСа. Но тучи над ним уже сгущались – к этому времени его партнер Платон Лебедев уже был за решеткой. В октябре арестовали и Ходорковского, и вместо него компанию возглавил американский гражданин и бывший президент ТНК Семен Кукес. Но через полгода он ушел, и руководить ЮКОСом стал Тиди.

За те два года, что он находился у руля, крупнейшая нефтяная компания России превратилась в банкрота. Тиди не только не мог помешать этому, но и наверняка понимал, чем все закончится. “На мой взгляд, совершенно ясно, что дело не в том, что ЮКОС недостаточно платит налогов, – говорил он в 2004 г. – Я вижу здесь стремление насчитать необходимый объем налоговых претензий, чтобы оправдать фактически кражу активов или смену собственников компании”.

Еще тогда большинство иностранцев покинули ЮКОС. Опасаясь повторить судьбу Ходорковского, Тиди переехал из Москвы в Лондон. Но до последнего пытался договориться с властями о сохранении ЮКОСа – много раз просил правительство реструктурировать долг, а уже после введения в компании процедуры наблюдения в этом году предлагал кредиторам продать часть активов, чтобы погасить многомиллиардные долги. Но все его письма отправлялись в корзину. На прошлой неделе кредиторы собрались, чтобы решить, как поступить с ЮКОСом. И перед началом первого собрания кредиторов Тиди сообщил совету директоров компании, что уходит в отставку. Он признал, что спасти компанию не сможет, хотя “оставался на своем посту гораздо дольше, чем многие сделали бы на моем месте”.

Влияние Тиди на компанию давно сокращалось, а в начале этого года реальное управление у “лондонского офиса” ЮКОСа перехватили московские менеджеры, которые поддерживали план банкротства и координировали свои действия с кредиторами (главные из них – Федеральная налоговая служба и “Роснефть”). Но Тиди оставался президентом компании – и оставался на капитанском мостике тонущего корабля до последнего. И хотя корабль потопили, претензий к капитану быть не может.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать