Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1661 от 24.07.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Рекрутский рубль

От редакции: Рекрутский рубль

Военные пишут победные реляции. На днях из военкоматов и со сборных пунктов в воинские части прибыли последние “духи” – молодые рекруты нового весеннего призыва 2006 г. План кампании, проводившейся на фоне трагической истории молодого солдата Андрея Сычева, успешно выполнен. Как сообщил начальник Главного организационно-мобилизационного управления Василий Смирнов, план набора на срочную службу выполнен полностью – в казармы отправились 124 550 человек. Количество уклонистов сократилось с 17 000 в осенний призыв 2005 г. до 12 000 весной нынешнего года. Наконец, доля призывников, имеющих медицинские ограничения по службе, снизилась с 50% до 30%.

По версии военного ведомства, трагедия в Челябинском танковом училище мало повлияла на результаты кампании. Проблема дедовщины, по мнению Сергея Иванова, искусственно раздувается средствами массовой информации. Впрочем, результаты опросов общественного мнения дают иную картину. По данным февральского исследования ВЦИОМ, доля сторонников сохранения призыва снизилась по сравнению с 2002 г. с 66% до 45%; число поддерживающих полный переход к контрактной системе, наоборот, выросло с 25% до 50%. Мартовский опрос “Левада-центра” показал: только 34% родственников призывников готовы отпустить их в армию, а 53% намерены “отмазывать” любыми доступными способами.

Но военные со своей стороны тоже применяют инновационные методы. К примеру, 28 марта 2006 г., после опубликования президентского указа об очередном призыве, мэр Железноводска, отставной офицер Виктор Лозовой запретил местной больнице принимать в период призыва на стационарное лечение граждан 18–27 лет (и мужчин, и женщин!) без визы врачей военкомата. Распоряжение отменили после протеста прокуратуры. По данным правозащитной коалиции “За демократическую альтернативную гражданскую службу”, подготовившей отчет о нарушениях прав кандидатов в рекруты в ходе последнего призыва, число нарушений закона “О военной службе и воинской обязанности” исчисляется сотнями.

Говоря о деле Сычева, военные ссылаются на то, что к трагическим результатам привела трудно выявляемая болезнь – тромбофилия. Но только в Москве Комитет солдатских матерей выявил факты призыва 13 человек, не способных нести службу по состоянию здоровья. В Орловской и Челябинской областях повестки на явку “с вещами” получали призывники, имеющие степень плоскостопия и искривления позвоночника, которую легко обнаружить если не визуальным осмотром, то простейшим рентгеновским исследованием. В областном Калининграде военкомат творчески использовал отмену отсрочек от призыва для отцов малолетних детей с 1 января 2008 г. – пытался призвать на срочную службу одного из них уже сейчас. На этом фоне повестка о призыве в день рождения (а это тоже нарушение закона), полученная 80 потенциальными рекрутами, выглядит детской шалостью. Любопытно, что, по данным коалиции “За демократическую альтернативную гражданскую службу”, кое-где, например в Чебоксарах и Саратове, обнаружились лишние призывники, которых пришлось распустить по домам. Рвение сотрудников военкоматов и чиновников можно понять – за выполнение плана призыва они получают звания, премии и награды. Но не только награды. Страх перед службой в армии стал для них доходным бизнесом. По оценкам фонда “Индем”, объем взяток в сфере призыва вырос с 2001 по 2005 г. с $12,7 млн до $353,6 млн.

И вот еще перекос: за незаконное освобождение от воинской повинности взяткополучатель может оказаться за решеткой. А за призыв юноши, который не годен к службе по состоянию здоровья, ответственность только дисциплинарная.

Необходимо предусмотреть персональную материальную ответственность чиновника и врача, давших положительное заключение о призыве непригодного к службе рекрута, за его повторное медобследование и перевозку в часть и обратно. Чиновники же должны оплачивать и расходы, если дело дойдет до суда.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать