Мнения
Бесплатный
Константин Симонов
Статья опубликована в № 1662 от 25.07.2006 под заголовком: КОНЪЮНКТУРА: Не загнать себя в ловушку

Конъюнктура: Не загнать себя в ловушку

Саммит G8 вызвал много разных толкований. Но все же особое внимание стоит обратить на предложение Владимира Путина институционализировать пока еще виртуальный мир BRIC. Это четыре прогнозируемых мировых экономических лидера ближайшего будущего – Бразилия, Россия, Индия и Китай. Путин предложил добавить три страны к “восьмерке”, образовав тем самым внутри нового G11 фактически два клуба государств с разной повесткой дня. Причем Россия стала бы единственной страной, способной войти в оба из них, взяв на себя функцию объединителя развитых и развивающихся. Этой цели служит и сознательно проведенная во время саммита встреча лидеров России, Китая и Индии, демонстрирующая Западу крепнущий союз медведя, дракона и слона. Думается, к нему скоро может добавиться и Бразилия.

Перед Россией давно уже стоит дилемма – позиционировать себя как часть “золотого миллиарда” или заявить о себе как о лидере догоняющих стран. Решить ее мы пытаемся за счет роли модератора переговорного процесса между этими двумя мирами. Что-то вроде главного азиата среди европейцев и главного европейца среди азиатов. Хотя в реальности наше посредничество Азией ограничиться не должно. Интенсифицируются наши контакты в Латинской Америке и помимо Бразилии, есть еще не закрашенная в оранжевый цвет часть СНГ (и прежде всего нефтегазоурановая часть Центральной Азии, особо интересная для основных мировых держав), а также арабский мир. Не слишком сильны позиции в Африке, но интерес России к этому региону также возрастает.

Таким образом, Россия хочет выстроить коммуникационную цепочку между ведущими центрами мира, беря на себя де-факто часть полномочий стремительно девальвирующейся ООН. Пока Россия с заявленной ролью не справляется. Это наглядно показывает ситуация в Ливане и Сирии, события вокруг Ирана и Северной Кореи. Перефразируя президента Путина, можно сказать, что нас вроде и слушают, но кушают все равно по-своему. И не только товарищ волк, но и товарищ дракон.

Изменить ситуацию в нашу пользу могла бы энергетика. Но здесь есть как возможности, так и угрозы. Очевидно, что роль углеводородов в современной политике возрастает. А Россия претендует на поставки энергоресурсов на все три главных рынка – в Европу, США и АТР. Если бы мы оказались способны поставлять серьезные объемы углеводородов основным мировым державам, то это резко повысило бы наш политический статус, в том числе и как посредника между ключевыми центрами силы. Тем более если новые экспортные возможности будут помножены на получаемые энергетические активы в других странах – ведь этот процесс может затронуть не только Европу, где обменами занимается “Газпром”, но и тот же Китай, где похожий “чейндж” могла бы попытаться провести “Роснефть”.

Однако новые трубопроводы нужно будет заполнять сырьем, и тут весьма опасно торможение с вводом в стадию промышленной разработки новых крупных месторождений. Мы рискуем оказаться в ситуации конфликта с потребителями, которые потребуют считать именно их направление приоритетным в ущерб остальным. В итоге роль мирового модератора может оказаться под вопросом. Наоборот, мы рискуем быть втянутыми в конфликт цивилизаций. Потому что Россия вынуждена будет искать ответа на вопрос, хранителем энергетических ценностей какого мира мы являемся – западного или восточного.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать