Статья опубликована в № 1674 от 10.08.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Война и рынок

От редакции: Война и рынок

В мировой политике веет холодом, а в мире становится все жарче. На этом фоне обострение отношений между Россией и США не может рассматриваться как простой торг. Два постоянных члена Совета Безопасности ООН вроде бы спорят о мелочах, но на самом деле не могут прийти к согласию по глобальным вопросам. Причем действуют они в мире, который на глазах становится все более разобщенным и менее рациональным.

В конце июля США наложили санкции на российские компании “Рособоронэкспорт” и “Сухой”. Официальная версия – нарушение ими американского закона о нераспространении оружия массового поражения в Иран. Но большинство аналитиков и ряд российских официальных лиц связывают это решение с контрактом “Рособоронэкспорта” на поставку военных самолетов в недружественную США Венесуэлу. Россия ответила переговорами о поставках вооружений в Аргентину, страну, возглавляемую левым политиком, поддерживающим тесные отношения с президентом Венесуэлы.

Противоречия между США и Россией становятся все более жесткими. Санкций против компаний США показалось мало, и вчера администрация Буша предложила исключить Россию из Генеральной системы преференций (ГСП). Эта система придумана для стран третьего мира и дает им право беспошлинной поставки в США ряда товаров. Российская экономика от этого решения сильно не пострадает. По оценкам Международного альянса интеллектуальной собственности, который не раз призывал к исключению России из ГСП, через эту систему проходит около 5% российского экспорта в США, т. е. всего около $400–500 млн в год. Исключив Россию из ГСП, США автоматически признают, что Россия уже не страна третьего мира, а серьезный и неудобный партнер. Впрочем, пока уколы США не слишком чувствительны – “Сухой” не понесет никаких потерь, а для “Рособоронэкспорта” они будут терпимыми. Компании, возможно, придется отказаться от совместного с США проекта по вооружению армий Афганистана и Ирака. Это потеря $1 млрд на протяжении нескольких лет.

В случае если “Рособоронэкспорт” купит “ВСМПО-Ависму”, последняя может потерять контракт с Boeing, которому поставляет титан на $200 млн в год. Таким образом, совокупные потери от исключения из ГСП и санкций никак не превысят даже выручки от сделки с Венесуэлой ($3 млрд).

США не самый серьезный российский торговый партнер (2,6% всего российского экспорта), и они не могут сильно повлиять на нашу экономику. Но, пожалуй, у администрации Буша еще остался существенный козырь – противодействие российскому вступлению в ВТО. Недооценивать членство в этой организации не стоит. Да, в ближайшей перспективе либерализация торговли приведет к росту ВВП лишь на доли процента. Но курс на вступление в ВТО предполагает принятие ряда законов и правил организации, что способствует большей предсказуемости экономической политики, а предсказуемость и стабильность – факторы, привлекающие иностранные инвестиции.

Итак, санкции не очень чувствительны, а спор о ВТО можно рассматривать как обыкновенный торг. Но в общемировом контексте все это уже не просто торг. Провал Дохийского раунда, значительное осложнение на рынке трансграничных слияний и поглощений, отсутствие единой позиции Запада по ближневосточному урегулированию. Речь идет о кризисе глобализации, который может выразиться в том, что глобальными станут не партнерские отношения, а конфликты.

Предпосылки для новой мировой конфликтной конфигурации создаются на глазах. На днях Лига арабских стран, члены которой обычно ни о чем не способны договориться, приняла единую позицию по ливано-израильскому конфликту, поддержав ливанский путь выхода из ситуации. США и Великобритания оказываются по одну сторону, арабский мир – по другую. Споры не должны толкать Россию в объятия одной из непримиримых сторон. Материальная выгода от какой-либо конкретной сделки для России не сможет перекрыть риска быть втянутой в конфликт, в котором не будет победителей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать