Мнения
Бесплатный
Александр Беккер
Статья опубликована в № 1701 от 18.09.2006 под заголовком: ЧЕЛОВЕК НЕДЕЛИ: Удаление с поля

Удаление с поля

У сценаристов послепутинского устройства власти выдалась горячая неделька. С поля игры устранены две незаурядные фигуры. Зампреда ЦБ Андрея Козлова сняли выстрелом в шею, руководителя РосОЭЗ Андрея Жданова – по собственному желанию. Еще легко, выходит, отделался. Увольняя, Жданову не предъявили ни одной претензии, и потому формулировка “по собственному” в распоряжении премьера Фрадкова выглядит издевкой. А уж объяснение, что он все сделал, рассчитано на клинических идиотов. Жданов шел в агентство не на год. Такой срок не называют “самым большим проектом в жизни”.

У свободных экономических зон в России дурная наследственность. Все они – от Находки до Калининграда – оказались в 90-е гг. бюджетными воронками. Браться за второе издание было рискованно для репутации. А если все-таки браться, то принципиально по-новому. В идеологии Жданова зона была привязана к ограниченной по площади производственной площадке или уникальной технологии. Он видел зарубежный опыт и, встречаясь с инвесторами, обещал им принцип “одного окна”, личный отбор дирекции и номер своего мобильного, чтобы звонили при малейшей проволочке. “У меня есть представление, как исчезают деньги и как сделать так, чтобы они попадали на стройку, а не пропадали в карманах чиновников”, – говорил он. И предупреждал: если что-то будет не так – больно дадим по рукам. За это и за способность запустить тяжелый механизм Герман Греф вернул Жданова из бизнеса на госслужбу.

За считанные месяцы были организованы конкурсы, под управление агентства перешли технопарки и инвестфонд. Жданов стал контролировать крупнейшие инфраструктурные проекты и свыше $5 млрд бюджета. Конечно, важно знать, кому из желавших поставить своих людей в агентство Жданов отказал и кто давил на Фрадкова и Грефа, требуя его отставки. Но, в принципе, понятно, что политическая верхушка раздробилась на группировки, желая оседлать денежные потоки и веря, что они и внесут в Кремль. Козлов и Жданов были аполитичны. Они из породы технократов, помешанных на деле. Насколько могу судить, оба из редкого числа незамаранных слуг государства. Думаю, этим объясняется по-детски болезненная реакция Жданова: “Раз Греф не отстоял меня, оставаться в такой власти для меня аморально”.

К каждому проекту Жданов подходил въедливо, считая, что у него нет права на ошибку. Провал хотя бы одной ОЭЗ оставит жирное пятно на нашей биографии, говорил он. Если вскоре проект забуксует, застрянет законодательство, вскроются факты коррупции, противники ОЭЗ скажут: мы же предупреждали. И никто не вспомнит, что просто не вовремя убрали одного чиновника.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать