Статья опубликована в № 1721 от 16.10.2006 под заголовком: ЧЕЛОВЕК НЕДЕЛИ: Другой кореец

Другой кореец

Глянув на биографию Пан Ги Муна – а с 1 января 2007 г. это корейское имя будет употребляться в сочетании со словами “генеральный секретарь Организации Объединенных Наций”, – всякий сделает легкий и однозначный вывод, что американское влияние в ООН увеличится.

Заметную часть международной карьеры он провел в США – два подряд срока в посольстве в Вашингтоне и два, но не подряд, – в Нью-Йорке, при штаб-квартире ООН. В 1985 г., 41 года, он окончил Школу государственного управления им. Кеннеди в Гарварде – и для Пана этот диплом, возможно, имеет символическое значение.

Профессию себе Пан выбрал школьником, в середине 1960-х гг.: он выиграл всекорейский конкурс на знание английского языка и был премирован поездкой в США, где удостоился встречи с Джоном Ф. Кеннеди и был покорен этим человеком, как это бывает у восторженных и амбициозных подростков. Последовало обучение в Сеульском университете и дипломатическая карьера, в которой было, помимо прочего, и участие в межкорейской договоренности о безъядерном статусе Корейского полуострова образца 1992 г.

Известность Пан получил во время председательства Кореи на сессии Генеральной Ассамблеи ООН: он был главным исполнительным лицом в национальной делегации. Та сессия открылась не когда-нибудь, а 12 сентября 2001 г., на следующий день после террористической атаки смертников “Аль-Каиды”.

Пан тогда очень деятельно взялся за организацию международной координации ясного ответа цивилизации терроризму и в числе прочего весьма заметно выступил с идеями по решительной переделке неповоротливой, прожорливой и ненадежной ооновской машины. Есть основания думать, что его идеи понравились американцам. Не может им не нравиться и сочетание его национальности с антиядерным прошлым – в противовес чучхейскому Ким Чен Иру.

И был бы образ Пан Ги Муна однозначным – такой себе антиядерный кореец, детство которого пришлось на межкорейскую войну, с юности полюбивший США, упорно двигавшийся по карьерной лестнице, – если бы не его вера. Он относит себя к мукиокай, чисто японскому христианскому движению, в котором отсутствует формальная организация, священники, церкви и прочие атрибуты. Это просто кружки, где сенсеи преподают христианскую веру так, как сами ее понимают. Сейчас последователей мукиокай в мире примерно 35 000 человек. Движение в конце позапрошлого века родилось из-за того, что синтоистское правительство Японии взяло под контроль религиозную жизнь в стране, диктуя всем конфессиям через их лидеров правила поведения. У мукиокай лидеров не было, и диктовать было некому.

Мы пока не знаем, что Пану важнее.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать