Статья опубликована в № 1722 от 17.10.2006 под заголовком: КОНЪЮНКТУРА: Ключ к технологиям

Конъюнктура: Ключ к технологиям

Святая простота, как известно, хуже воровства. Поэтому не может не умилять, с какой уверенностью наше правительство убеждает нас в скорой диверсификации экономики. И как эту наивность активно развивает экспертное сообщество, продолжающее рассуждать об опасности сырьевой стратегии, о приступах “голландской болезни”, о возможности высокотехнологичного прорыва. Хотя, возможно, тут мы имеем как раз прямую связь простоты с воровством – чем больше госпрограмм поддержки всевозможных инновационных проектов, тем меньше от них практической пользы и больше откатов. Так что чем активнее государство возьмется за развитие высоких технологий, тем сомнительнее его перспективы. Потому что отсутствует система управления инвестициями в хай-тек, и откуда она возьмется – непонятно. Вопреки расхожему мнению, в научные разработки в России вкладываются серьезные суммы. Всемирный банк утверждает, что по числу исследователей на 1000 человек населения Россия не уступает Германии. Траты на НИОКР превышают расходы наших партнеров по BRIC Бразилии и Индии, хотя рассказами об офшорном индийском программировании нам уже прожужжали все уши.

На самом деле приступ чучхе надо в себе подавить – ставка на собственные силы в погоне за технологическим рывком вряд ли будет успешной. Отставание от ведущих государств слишком велико. Ссылки на Китай, который якобы преодолел техническую отсталость от Запада, весьма наивны. Китай избрал особую стратегию – страны-ксерокса, копирующего технологии. В Китай выносятся производства товаров для экономии на издержках. В итоге Поднебесная получает доступ к несколько устаревшим технологиям, но зато при их помощи производит товары в гигантских количествах. Ставка была сделана на сильную сторону государства – гигантский ресурс дешевой рабочей силы.

Ясно, что и России стоит сделать ставку на свои сильные стороны. Никакого высокотехнологичного рая в стране не будет. В 2005 г. доля товаров и услуг в российском экспорте была 1,7%, а сферы высоких технологий – 0,3%. Откуда берется уверенность в том, что ситуация здесь будет изменена?

Конечно, я не выступаю против развития инновационной экономики в России. Но закачивать государственные деньги в высокотехнологичные проекты непродуктивно. Это венчурный бизнес, компенсирующий риски высокой нормой прибыли в случае успеха. Такие проекты оптимально подходят для частного бизнеса, а участие в них государства попахивает стремлением освоить бюджеты. Не случайно в развитых западных странах доля участия государства в инновационных разработках в два раза ниже, чем в России.

Государство может обеспечить доступ к технологиям другим способом. Нынешнее отставание можно сократить за счет обмена сырьевых ресурсов не только на деньги, но и на технологические решения. При этом нужно создавать новую систему воспроизводства знаний, чтобы получаемые технологии могли быть эффективно использованы и приумножены.

Конечно, неприятно слушать о ставке на сырьевой комплекс. Гораздо слаще повторять – “диверсификация бизнеса, постиндустриальный прорыв”, забывая при этом смотреть в зеркало. В реальности же следует реалистично отобрать отрасли, в которых Россия реально может доминировать на мировом рынке. Это нефтегазовая промышленность, атомная энергетика, металлургия. И за счет их развития получить ресурс для доступа к высоким технологиям.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать