Статья опубликована в № 1735 от 03.11.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Праздник какой-то

От редакции: Праздник какой-то

На первый взгляд День народного единства, праздник, который с небольшим переносом во времени заменил День согласия и примирения (ранее – День Великой Октябрьской социалистической революции) и будет завтра отмечаться второй раз в истории, – типичный новый праздник. Таких праздников три: кроме 4 ноября еще День Конституции (12 декабря) и День России (12 июня). Для них характерна малая популярность в народе и непонимание большинством населения, чего, собственно, праздновать.

Майский опрос фонда “Общественное мнение”, посвященный праздникам, поставил День народного единства на последнее место в рейтинге отмечаемых населением (4%). Чуть выше День Конституции (6%) и День России (8%). Выше их отмененный День Октябрьской революции, неправославный Валентинов день, православная Пасха, Первомай, Старый Новый год, дни рождения членов семьи и самих граждан, 23 февраля, День Победы, 8 Марта, Новый год. Сразу три свежих опроса “к дате” также не изменили картины. Не собираются отмечать 4 ноября: по данным ВЦИОМ – 49% (и 19% не решили, будут ли), по данным ФОМ – 73%, по данным “Левада-центра” – 70%.

Казалось бы, эти печальные показатели объясняются просто. Ведь праздники очень молоды, народ к ним не привык. Вот лет через 50, глядишь, они станут популярными, веселыми и красивыми. Правда, социологи уже отмечают спад интереса к Дню России и Дню Конституции – число отмечающих их снижается последние три года. Вероятно, причина в идеологии – важнейшей составляющей любого праздника. Очевидна идеология Нового года или 8 Марта, Дня Победы и дня рождения. Пасха, Рождество и Троица, запрещенные при советской власти, вернулись очень быстро тоже благодаря силе идеологии (конечно, до конца эти праздники не умирали, но все равно после распада СССР новых последователей приобрели очень быстро). И даже Валентинов день – праздник с сильной идеологией.

Ельцинские дни России и Конституции не приживаются из-за противоречивого отношения населения к реформам 1990-х, а также ревизии, которой нынешнее начальство подвергает ельцинское наследие.

В чем идеология Дня России? Видимо, в том, что, став независимой, страна построила новую счастливую жизнь – согласиться с этим может далеко не все население. В чем смысл Дня Конституции? Видимо, в пресловутой диктатуре закона, которую построить тоже не получилось.

Как бы то ни было, в стране есть люди, которые непосредственно участвовали в защите независимости и написании Конституции – они будут отмечать эти праздники. А вот кто и что отмечает в путинский День народного единства – великая тайна. У этого праздника минусовая идеология – даже члены “Единой России”, инициировавшей и принявшей соответствующий закон в 2004 г., до сих пор дискутируют о том, какое содержание придать празднику. Один региональный функционер партии, например, предлагал видеть в событиях 4 ноября 1612 г. “передачу власти от гражданского общества, представленного народным ополчением, в руки государства”. О мифическом народном единстве, якобы проявленном ополчением Минина и Пожарского, историками уже сказано много.

Не только это отличает праздник 4 ноября. Не подумав об идеологии этого дня, власти в то же время задали направление мыслей для желающих заполнить пустоту: оказалось, что на народном единстве разлива 1612 г. очень удобно паразитировать националистам. Акции вроде прошлогоднего “Правого марша” и с ужасом ожидаемого нынешнего “Русского марша” вполне могут превратить праздник в день памяти. Так что, может, было бы и лучше, если бы число отмечающих День народного единства упало до нуля.

Любопытно, что лишь 20% россиян, по данным “Левада-центра”, знают правильное название праздника 4 ноября. 27% по-прежнему считают его Днем согласия и примирения, 5% – Днем Октябрьской революции, 3% – Днем освобождения от польско-литовских интервентов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать